ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (пьеса)

                                              

     Михаил Морозовский

Тел: 8-962-032-5747

Эл.почта: mihailmim@mail.ru

 

                                            

 

 

                                               ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

 

                                      Пьеса-буфф в шести действиях.

 

 

                                                           

                                         ДЕЙТСВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

Виссарион Вассалович Ихонов – псевдо председатель писательской организации города ЭНСКА, очень похож на Швондера из х-ф «Собачье сердце». Человек неопределённого возраста, со злобным выражением лица, грубыми манерами и столь же грубым голосом. Почти всегда одет в чёрное.

Муза Васильевна – пресс-секретарь Ихонова. Женщина моложавая, достаточно привлекательная, с поджатыми тонкими губами и быстро бегающими глазками. Одевается скромно,  но по моде, не лишена шарма и определённого изыска. Наряды меняются каждую сцену, но шляпка остаётся прежней.

Статистка – молодая девушка, очень стайная, длинноногая, одетая в бикини. Блондинка с разными голосами.

Три женщины – средних лет в больничных халатах.

Группа писателей – (6-8 человек, можно и больше – на усмотрение режиссёра) мужчины и женщины разного возраста, безликие, одеты в разное, иногда не совсем модное, иногда не совсем по росту или в детское.

Женский голос «Амбиция» - всегда за кадром.

Шесть судей – в чёрных мантиях и судейских шляпах. Могут быть мужчины и женщины разного возраста.

Два лакея в ливреях  – Возраст не определён.

Два Ангела  - мужчины с развитой мускулатурой, достаточно высокие и чуть грубоватые. На поясе у каждого полицейские резиновые дубинки, на ногах солдатские берцы.

Литературный негр  - мужчина с лицом негра. Возраст не определён.

Дворник – пожилой мужчина с бородой, в дворницком фартуке, с метлой, в зимней одежде.

 

 

                                             МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

 

 Город Энск.

 

                                              ВРЕМЯ ДЕЙСТИЯ

 

Наше время. Время года – начало осени. Последняя сцена - зима.

 

 

 

 

                                               ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Вполне приличное, но чуть запущенное съёмное офисное помещение.

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Статистка.

 

Тёмная пустая сцена. Звучит музыкальная заставка, очень неряшливая музыка, напоминающая настраивающийся симфонический оркестр.

 

 

Прожектор выхватывает выходящую из-за кулисы почти обнажённую девушку, в костюме, как на боксёрском ринге, в матче за очередной боксёрский пояс. Девушка несёт перед собой кино хлопушку-нумератор, на которой крупно написано: «СЦЕНА ПЕРВАЯ», мелким текстом: название спектакля, день, месяц, год показа спектакля. Поднимает планку хлопушки и громко произносит срывающимся голосом трамвайного контролёра.

 

    СТАТИСТКА.  Предъявите билеты! Ой, сцена первая - Дверь и человек в чёрном!

 

Щёлкает хлопушкой и изящно уходит за кулисы.

 

                                                                  СЦЕНА 2.

 

Действующие лица: Человек в чёрном  - Ихонов Виссарион Вассалович. Голос Амбиции, сначала за кадром, затем в телефонной трубке. Голос Музы Васильевны в телефонной трубке.

 

Дверь, стоящая посередине, ближе к авансцене. За дверью – офисное помещение, вешалка, мусорное ведро перевёрнуто и из него выпал мусор, два стула в разных концах комнаты, пыльный стол, незанавешенное окно с городским видом.

 

Свет переходит на закрытую дверь, без знаков отличия, номеров, таблиц.  К двери подходит человек в чёрном кожаном плаще и такой же шляпе, с чёрным дипломатом и вместительной китайской клетчатой сумкой для переноса вещей.

Озирается вокруг, ставит сумку, затем открывает старый потрёпанный чёрный дипломат и достаёт из неё первую табличку с буквами, написанными небрежно, от руки. На табличке надпись: «Писательский союз Энска». Вешает на дверь. Вновь воровато осматривается и  достаёт вторую табличку. На ней надпись: «ПРЕДСЕДАТЕЛЬ». Вешает её рядом с предыдущей табличкой, вновь осматривается и открывает дверь. Входит в неё.

Дверь отъезжает за кулисы.

Открывается запущенное офисное помещение.

 

 

  

Виссарион проходит сразу к столу, садиться за него  - лицом к зрителю. Выпрямляет спину и высоко поднимает голову. Затем проводит руками по столу, как бы гладя его. Со стола поднимаются клубы пыли. Виссарион чихает так сильно, что шляпа слетает с его головы и катиться в сторону зрителей.

 

    ВИССАРИОН. А, чтоб тебя!

 

   Встаёт из-за стола, быстро поднимая шляпу, одевает её снова на голову.

   Затем возвращается к клетчатой сумке и достаёт из неё веник – заметает мусор в корзину и убирает веник  обратно в сумку. Озирается, прислушивается к звукам, доносящимся откуда-то из-за стены (детский смех), затем достаёт старый дисковый телефон  и табличку «Правительственная связь». Ставит телефон на стол, табличку перед телефоном. Садится. Достаёт из кармана брюк старый, видавший виды сотовый телефончик и кладёт его рядом с телефоном Правительственной связи.  Оглядывается себе за спину и тут же поднимается.

   Достаёт из той же сумки следующую табличку «ПРЕДСЕДАТЕЛЬ писателей» и вешает её на стену  за спиной, вновь возвращается к сумке и достаёт из неё портрет, вешает его на гвоздик под табличкой.

  На портрете его собственное изображение. Любуется, вытирает с портрета пыль рукавом.

  Виссарион снимает плащ и шляпу, аккуратно пытается повесить всё это на вешалку. В это время раздаётся резкий сигнал телефона. Плащ выпадает у Виссариона из рук, и у него снова вырывается та же фраза:

 

    ВИССАРИОН. А, чтоб тебя!

 

Бежит к столу и хватает трубку Правительственного телефона.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ (За кадром).  Не ту, болван!

 

Эхом разносится по пустой комнате грубоватый женский голос.

 

    ВИССАРИОН. Кто здесь?

 

Роняет трубку, воровато оглядывается по сторонам.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ (За кадром).  Твоё эго!

 

Голос несколько раз прокатывается по сцена, как бы эхо в горах.

Телефон продолжает звонить.

 

    ВИССАРИОН. Чего его, тово его?

 

Виссарион заходит за стол.

Он сбитый с толку и продолжает оглядываться по сторонам.

Телефон продолжает звонить.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ (За кадром).  Ты сотовый возьми и всё узнаешь…

 

Всё это время телефон звенит, не останавливаясь. Только на время диалога звук его становиться вроде бы тише, и снова усиливается в конце диалога.

Виссарион хватает сотовый телефон и подносит к уху:

 

    ВИССАРИОН. Председатель писателей у аппарата!

    ГОЛОС АМБИЦИИ (В телефонной трубке).  Мне-то не ври!

 

В зале слышен голос Амбиции, как в сотовом телефоне.

 

    ВИССАРИОН. Ихонов слушает. А кто это? Что-то не узнаю. Ты это, простите – ВЫ к кому звонИте?

    ГОЛОС АМБИЦИИ. Да тебе, тебе. Я твоя Амбиция, тщеславие твоё, твоя обида…

Это я тебя сюда привела.

    ВИССАРИОН (Неуверенно). Что-то не припомню?

    ГОЛОС АМБИЦИИ. С писателей  в Копейске попёрли?

    ВИССАРИОН (Тягуча, на распев). Ну, это когда было…

 

Оправдываясь, Виссарион присаживается на стул и кладёт ноги на стол, стряхивая с плеча невидимую пылинку.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ. Теперь и в Энске с поэтов попёрли!

    ВИССАРИОН.  Да я их!

 

Резко встаёт из-за стола и выпячивает грудь колесом.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ.  Вот, вот, попёрли (Пауза). И ты их решил наказать, мол, знайте наших?!

    ВИССАРИОН.  Да я им докажу!

 

Виссарион ударяет  себя театрально в грудь кулаком и начинает расхаживать по комнате.

 

    ГОЛОС АМБИЦИИ.  Не надо театральных жестов, решил – действуй!

 

В трубке раздаются короткие гудки, и тут же слышен новый звонок.

 

    ВИССАРИОН.  Ихонов у аппарата…

 

Виссарион произносит эту фразу тихо,  неуверенно, чуть заискивающе, думая,  что звонок от Амбиции.

 

    ГОЛОС МУЗЫ ВАСИЛЬЕВНЫ (МУЗЫ).  Виссарион Вассалович?

 

 В трубке слышен мягкий, вкрадчивый женский голос.

 

    ВИССАРИОН.  Да, председатель писателей слушает!  

 

Виссарион выпрямляет спину и принимая представительскую осанку. Говорит громко, чётко, нарочито рублеными фразами.

 

     МУЗА. Вы мне звонили, просили подойти, мол, организация печатает Авторов, издаёт книжки и всё вроде как бесплатно. Я тут к вам уже подхожу…

 

Виссарион выключает трубку и бросается к сумке, достаёт из неё нечто вроде мягкой подставки и кладёт на стул, вновь садится и выглядит теперь уже значительно выше. Принимает торжественную председательскую осанку.

 

 

 

 

                                                               СЦЕНА 3.

 

Действующие лица: на сцене Виссарион Вассалович. Из-за кулис появляется скромно одетая женщина, но в шляпке с пером, с большой женской сумочкой, прижатой к груди.

 

Женщина разговаривает  по мобильному телефону.

 

    МУЗА.  Я тут к вам уже вхожу. Уже вошла. Уже … Вот…

 

Муза разводит  руки в стороны, театрально себя представляя и делает лёгкий реверанс, затем подходит к столу и чуть наклоняя голову, протягивает руку Виссариону.

 

    МУЗА. Здрастье!

 

Чуть опускает глаза.

 

    ВИССАРИОН: Садитесь, пожалуйста,

 

Виссарион не протягивает руки,  делает вид, что очень занят, раскладывает на столе кипу бумаг и передвигает листки из стороны в сторону.

 

    ВИССАРИОН. Напомните мне, кто вы у нас? А то тут дел невпроворот - доклады, конференции всякие. Вон отчёт опять же в Москву срочно отправлять о проделанной работе…

 

Виссарион достаёт  увесистую папку из клетчатой сумки, трясёт ею перед носом Музы и снова убирает куда-то в стол.

 

    ВИССАРИОН. Опять же - рукописи писательские надо разбирать,  форматИть…

 

Виссарион на последних словах снова лезет в сумку и достаёт большую пачку исписанной бумаги и небольшую стопку уже готовых брошюр, перевязанных бечёвкой. Раскладывает это всё по столу.

 

    МУЗА. Ой, какой вы занятой человек! А я у вас много времени не отберу.

 

Муза скромничает, театрально стесняется  и оглядывается куда присесть.

Виссарион кладёт перед собой исписанный листок и как будто его изучает. Снова не глядя  на Музу, он указывает пальцем на стул, стоящий  недалеко от стола.

Муза подходит к стулу и пытается его поднести к столу. Резкое движение Виссариона останавливает её. Она так и стоит с поднятым стулом и прижатой подбородком сумочкой.

Виссарион движением кисти показывает женщине поставить стул там, где она стоит.

Муза кивает головой и в это время сумочка у неё падает на пол

Она неловко ставит стул и садится на самый краешек.  Потом приподнимется и пытается поднять сумку, что у неё получается не сразу.

 

    ВИССАРИОН. Так кто вы у нас, что-то вас в списке на приём не найду, коротко пожалуйста!

 

Говорит, как рубит, так и не поднимая головы.

 

    МУЗА.  Я - Муза!

 

Муза удивляется, что её не узнают, выпрямляет гордо спину и чуть отворачивает голову от Виссариона.

 

    ВИССАРИОН. Подумаешь, Муза, А я – Председатель - Виссарион Вассалович Ихонов.

 

 Виссарион гордо распрямляется и упирается двумя руками в крышку стола, твёрдым не мигающим взглядом смотрит на  Музу.

Муза растерянно оглядывается на Виссариона и  снова роняет сумочку.

 

    МУЗА.  Ах, я такая не собранная вся, растерянная…

    ВИССАРИОН. Вижу! ( Грубо останавливает её Виссарион.)  К делу!

    МУЗА.  Ну, так я и говорю, Я Муза Васильевна, вы мне вчера позвонили и назвали этот адрес. И вот я уже здесь! (Улыбается.)

    ВИССАРИОН. Дальше!

 

Улыбка медленно сползает с лица Музы. Она  недовольно поднимается, шумно отодвигает стул дальше от стола и упирается прямо в вешалку. Снова садится.

 

    МУЗА (Как бы собираясь с мыслями).  Я и говорю, вернее вы говорили…

    ВИССАРИОН.  Дальше!  (Сурово прерывает Музу.)

    МУЗА.  Куда дальше-то?

 

Муза растерянно смотри на вешалку, показывая рукой, что дальше двигаться вроде бы и некуда.

 

    ВИССАРИОН. Ближе, ой, то есть, к делу, я хотел сказать…

 

Виссарион путается в словах и от этого начинает нервничать: убирает руки со стола, поправляет и без того аккуратно прилизанную причёску, вновь делает вид, что читает что-то важное, лежащее перед ним.

 

    МУЗА. Ах,  к делу! Хорошо – к делу…

 

Муза пытается подвинуть стул, но видит снова: сначала останавливающий её жест Виссариона, а потом и указующий перст - ставит жёстко со стуком, но потом ещё чуточку продвигает его вперёд.

 

    МУЗА.  Как-то всё же ближе хочется быть к такому большому человеку!

 

Виссарион делает чуть заметный жест, разрешающий ей приблизится.

Муза переносит стул ещё ближе и ставит его, как только появляется указующий перст Виссариона.

 

    ВИССАРИОН. Говорите!

    МУЗА.  Вы это мне?

    ВИССАРИОН.  Нет, Пушкину!

    МУЗА.  Кому?

    ВИССАРИОН.  А разве ещё кто ни будь присутствует на нашем собрании?

    МУЗА. А, это вы так шутите! (Улыбается.) Вот я и говорю, видела ваш портрет  на страничке в интернете, вы такой импозантный, привлекательный мужчина…

 

Виссарион, делает жест, позволяющий Музе ещё ближе придвинуться к столу. Та тихонечко ногой продвигает за собой стул и приближается до того момента, пока указующий перст не останавливает её.

 

    МУЗА. Такой, такой… Такой взгляд у вас…

 

Виссарион поднимает голову от бумаг и делает важный вид, глядя на Музу.

 

    МУЗА. Вот, вот, как сейчас – насквозь прожигает, аж до самого, самого сердца женского достаёт!

 

Муза говорит чувственно, как бы  подбирая слова, поэтому путает их местами.

Виссарион снова упирает руки в стол, делая перед этим движение, разрешающие Музе ещё ближе придвинуть стул.

Муза быстро переносит стул близко к столу, вновь садиться на самый край и мягко кладёт руку на руку Виссариона. Глаза Виссариона поднимаются вверх. Дальше он говорит уже более мягко, на распев.

 

    ВИССАРИОН. Дальше!

    МУЗА.  Опять дальше?(Удивлённо.)

    ВИССАРИОН.  Я хотел сказать – ближе к делу, не видите, я весь в делах и заботах…

 

Виссарион произносит эту фразу возвышенно, чуть на распев.

 

    МУЗА. Что вы, что вы, я у вас совсем немного времени займу.  Вот она…

 

Муза начинает рыться в сумочке и выкладывать на стол всякую нехитрую женскую мелочь. Глаза Виссариона опускаются из космоса вниз и упираются в женскую

сумочку.

 

    ВИССАРИОН. Что там у вас ещё?

    МУЗА.  Ещё кремик для лица, помада для губ…

 

Муза перечисляет всё, что достаёт из сумочки и раскладывает аккуратно на столе, среди наваленных бумаг.

 

    ВИССАРИОН. А по делу-то когда?

 

Виссарион начинает проявлять недовольство.

 

    МУЗА.  Ах вот, по делу…

 

Муза достаёт клочок бумаги и подаёт его Виссариону. Виссарион несколько раз переворачивает листок, но прочитать никак не может. Муза поднимается со стула, заходит ему за спину, кладёт руку на плечо, другой мягко поворачивает листок, снова вручает его Виссариону и начинает читать, сладострастно распевая каждую фразу и не забывая всё плотнее прижиматься к Виссариону, и всё больше опускать руку через плечо Виссариона, под пиджак в районе сердца.

 

 

    МУЗА (Декламирует на распев):

 

Я ВАС ЛЮБЛЮ,

ЧЕГО ЖЕ БОЛЕ,

ЧЕГО ЕЩЁ ВАМ РАССКАЗАТЬ?

ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ, В ВАШЕЙ ВОЛЕ

МЕНЯ В ПИСАТЕЛИ ПРИНЯТЬ…

 

Свет гаснет на этих словах.

Звучит музыкальная заставка, нежная скрипка на манер Шехерезады…

 

 

 

СЦЕНА 4.

 

 

Офисное помещение, прибранное, больших размеров, чем первое.

 

 

Действующие лица: Статистка.

 

Продолжает звучать музыкальная заставка любовной скрипки.

На середины сцены, ближе к авансцене Другая дверь, более нарядная и чуть больше размеров чем прежняя.

За дверью более прибранная комната, более светлая.

 

 

Из-за кулисы изящно появляется Статистка, несущая хлопушку-нумератор с надписью «СЦЕНА 4», которую выхватывает луч прожектора.

 

 

    СТАТИСКА. Сцена четвёртая. Дверь другая  и группа товарищей!

 

Статистка говорит кондукторским голосом не соответствующим внешности, щёлкает рамкой, и так же изящно удаляется за кулисы.

 

 

СЦЕНА 5.

 

 

Действующие лица: Голос Амбиции за кадром. Группа писателей. Голос Музы за кадром, как в переговорном устройстве.

 

Прожектор сначала выхватывает отъезжающую в сторону дверь с табличками на шнурках: «ПЕРДЕДАТЕЛЬ», рядом значок золотого пера в чернильнице, и вторая табличка: «Виссарион Вассалович ИХОНОВ», буквы крупнее, ярче, чем на первой табличке.

Продолжает звучать фоном скрипа…

В это время голос за кадром (тот же что и в случае с Амбицией).

 

    АМБИЦИЯ (За кадром). Вы спросите, почему сразу второе действие, где любовная сцена? А любви-то и не было,  так, что-то не существенное, быстро перешедшие в деловые отношения, что режиссёру спектакля очень не понравилось, и он удалил это, без согласия  Автора.

 

На последних словах  голос скрипки начинает фальшивить и затем  резко обрывается.

 

    АМБИЦИЯ (За кадром). А, впрочем, что мне до этого, ведь Амбиция же осталась!

И потом, разве вам не всё равно есть сцена любви, нет – смотрите что дают!

 

Прожектор проникает внутрь сцены, где видна группа людей, которые стучаться в дверь. Над большой, дорогой двухстворчатой дверью висит портрет ПРЕДСЕДАТЕЛЯ в простенькой, но со вкусом рамке. Ниже рекламная вывеска средних размеров: «ПЕЧАТНЫЙ ДОМ ИХОНОВ и К». Ещё ниже – слоган: «ВСЕМ ПИСАТЕЛЯМ ПО КНИЖКЕ».

 

 

    ГРУППА ПИСАТЕЛЕЙ.  Господин председатель…

-Господин председатель…

-Господин председатель…

 

Собравшиеся у дверей люди трясут листочками с рукописями над головами и продолжают стучать в закрытую дверь.

 

    МУЗА (Голос из переговорного устройства).  Господина председателя сегодня не будет. Он занят очень важными делами. С сегодняшнего дня связь только по телефону и интернету.  Всем до свидания…

 

Голос Музы Васильевны не очень приятен и в нём чувствуются волевые пренебрежительные нотки.

После её слов  над портретом ПРЕДСЕДАТЕЛЯ загорается табличка «ЗАНЯТО».

Писатели негодуя, расходятся.

 Свет гаснет.

 

Занавес закрывается, конец первого действия.

 

  

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ:

 

Квартира Виссариона.

 

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Статистка.

 

Звучат отрывки бравурных маршей, как попало смикшированных звукооператором.

 

Свет выхватывает появляющуюся из-за кулисы Статистку. Та изящно движется к середине авансцены, обыгрывая свою выгодно выглядящую фигуру.  В руках та же хлопушка-нумератор, на ней надпись -  «ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. СЦЕНА ПЕРВАЯ»

 

    СТАТИСКА. Действие второе, сцена первая. Председатель работает!

 

Статистка говорит всё тем же неприятным голосом контролёра и делает щелчок хлопушкой. Затем обращается к одному из зрителей.

 

   СТАТИСТКА.  А вы купили билет?! Нет? И что я буду на вас таки такого безбилетного всю дорогу лицезреть, или мы всё же вспомним о своём гражданском долге и найдём наши жалкие кругляки и сменим вот эту неприятненькую всем нам мордочку на добропорядочное лицо налогоплательщика? (Обрывается, и уже другим голосом.) Ой, звиняйте меня, господа хорошие, привычка…

 

Так же плавно, как и вошла, исчезает за кулисами.

 

 

СЦЕНА 2.

 

Действующие лица: Виссарион Вассалович, постоянно входит и выходит Муза, таская связки книг. Голос Амбиции за кадром.

 

Свет постепенно освещает полутёмную неряшливую комнату.

В комнате старый диван чёрной кожи, с облезшими углами, вешалка с чёрным плащом и шляпой,  китайская сумка,  недалеко столь же старый письменный стол, на котором стоит старенький работающий компьютер, вокруг которого неряшливо разбросаны листы бумаги, пара небольших стопок брошюр, перевязанных бечёвкой. На полу принтер, рядом раскрытый дипломат, с непонятным содержимым. Два стула, один у стола, другой у журнального столика, одну ножку которому заменяет стопка разных старых книг, на столе  кружка, тарелка с недоеденным бутербродом. У задней стены - высокая треногая подставка, на ней гипсовый бюст Пушкина. На задней стене – несколько фотографий Виссариона.  На одной - он в форме некой охранной фирмы, на другой за председательским столом с четырьмя телефонами правительственной связи, в чёрном пиджаке и в фуражке охранного отделения, что и на первой фотографии. Несколько благодарственных писем и дипломов, не ясно от кого и за что… Посередине над всем этим экранная заставка, на которой, как только из принтера вылетает очередной листок с нетленнкой Виссариона, то и дело появляются тексты его творений. Они хорошо видны зрителю. За столом сидит Виссарион, быстро стучит по клавишам компьютерной клавиатуры.

 

 

    ВИССАРИОН (Нажимая и долго удерживая клавишу клавиатуры).   И …раз!

 

Из принтера вылетает листок с текстом:

«НЕ СТРЕЛЯЙТЕ ВОРОБЬЁВ!

ЛУЧШЕ ХЛЕБУШКА иМ ДАйТЕ

И дОМОЙ ПУСтиТЕ В КРОФ.»,

 Текст тут же отображается на проекции.

 

Виссарион снова быстро и очень шумно стучит по клавиатуре. Раздаётся телефонный звонок. Не отрываясь от работы, Виссарион подносит сотовый к уху:

 

    ВИССАРИОН. Председатель у аппарата! Да… Нет… Не надо. Да ты на комп мне скинь и всё, дальше я сам разберусь, что и куда ставить. Да… Будет. Вышлю один экземпляр. Всё, я занят, ты меня отрываешь. Конец связи!

 

Снова быстро  и увлечённо стучит по клавиатуре.

 

    ВИССАРИОН (Нажимая и долго удерживая клавишу клавиатуры).  И …два!

 

Из принтера вылетает следующий листок с текстом:

«ШИШЛИ-МЫШЛИ,

МЫСЛИ СКИСЛИ,

А БЕЗ МЫСЛИ

НЕтУ ШишЛИ».

Текст тут же отражается на проекции.

 

В динамиках слышен поворот ключа, следом открывающаяся и хлопающая дверь. На сцене появляется Муза Васильевна, несся в руках пару небольших связок брошюр, точно таких же, как стоят у стола с компьютером.

 

    МУЗА. Опять поэтизируешь, а таскать за тебя всё это я буду?

    ВИССАРИОН. Некогда, Музынька, вишь пруха пошла, успевать надо!

    МУЗА. Вот так всегда, как через проходную пронести – Муза, а как коньячок кушать, так Висюшка! Охранник сказал – следующий раз не пропустит, накладные нужны! Да и мастер косится, что я там забираю…

    ВИССАРИОН (Не отрываясь от клавиатуры): Всё смажем , всё поедет, небоись…

 

Муза поднимет недавно выпавший из принтера листок, читает, медленно шевеля губами.

 

    МУЗА. Ты бы хоть клавиатуру сменил, буквы то вон как пляшут, не стихи, а балет!

С работы-то за это не попрут? (Показывает на брощюры.)

    ВИССАРИОН (Недовольно).  Я ж говорю – всё схвачено! И, давай…это… Не лезь в мужские дела!

 

Муза кладёт листок обратно и, покачивая головой, снова выходит из квартиры, Снова слышно, как дверь открылась, закрылась и повернулся ключ.

 

Виссарион провожает Музу взглядом из-под очков, плавно поднимается и на цыпочках подбирается к  бюсту Пушкина, нажимает потайную кнопку сзади бюста и крышка головы приоткрывается. Виссарион сначала достаёт небольшую бутылочку коньяка, а потом маленькую рюмочку. Наливает и не торопясь, смакуя каждый глоток -  выпивает. После чего ставит всё на место и так же на цыпочках возвращается к компьютеру. Снова очень быстро набирает тексты.

 

   АМБИЦИЯ (Голос за кадром).  И что, так и будешь всю жизнь по клавишам стучать?

    ВИССАРИОН (Не отрываясь от клавиатуры). Чем плохо-то?

    АМБИЦИЯ.  Вон женщина какая, поухаживал бы маленько…

    ВАИССАРИОН. Некогда, некогда…

    АМБИЦИЯ. А ты негра найми?

    ВИССАРИОН (Перестаёт стучать по клавишам).  О-па! Где ж я тебе в Сибири негра сыщу?

    АМБИЦИЯ. Я о Литературном негре говорю!

    ВИССАРИОН. Кто такой? Почему не знаю?

    АМБИЦИЯ. Тот, кто за тебя писать будет.

    ВИССАРИОН. Так я вроде и сам люблю побаловаться стишатами?

 

В это время слышно как снова поворачивается ключ, дверь тихо приоткрывается и так же тихо закрывается, в комнате снова появляется Муза с котомкой продуктов и замирает, глядя на Виссариона. Виссарион же увлечённо беседует с Амбицией:

 

    ВИССАРИОН. Негра-ж, ещё кормить придётся, а они знаешь какие прожорливые.

    АМБИЦИЯ. Он же литературный - написал, сдал, ты ему книжечку в зубы сунул, и разошлись.. Печатай сколько влезет, при чём под свои именем!

    ВИССАРИОН. Да ну?! Под своим именем?

 

В разговор вступает Муза.

 

    МУЗА. От нажрался! Уже с пустотой разговаривает – под своим именем, под своим именем! И где ты только её прячешь, ведь всю квартиру обошла, во все щели заглянула.

 

Она ставит продукты у журнального столика и начинает медленно обходить комнату,  пристально её оглядывая. Останавливается  у бюста Пушкина и кладёт ему на голову руку. Как только рука Музы касается бюста, Виссарион икает. Муза поднимает руку, снова опускает на бюст, Виссарион икает и так повторяется несколько раз.

 

    МУЗА. Дописался! Пойди на улицу, хоть мозги проветришь!

    ВИССАРИОН (Стучит по клавиатуре).  Некогда, ещё пару стишат надо выдать. План у меня…

 

Из принтера вылетает очередной листок:

 

«ДЕНЕг нЕТ,

НЕ ПОШАлиШЬ,

А С ДЕНЬгАМи

ВЫШЕЛ ШИШЬ»

Текст тут  же отражается на проекции.

 

Муза уходит, слышно как закрывается дверь.

Виссарион тут же поднимается и на цыпочках пробирается к бюсту Пушкина, открывает, достаёт, готовится налить… В этот момент слышно, как в скважину опять вставляется ключ. Виссарион быстро складывает всё в бюст, и щёлкнув потайной кнопкой сзади бюста, бежит к компу, слушает. Ключ снова поворачивается и всё затихает.

Виссарион снова прокрадывается к Бюсту и только до него дотрагивается, как слышит звук вставляющегося ключа. Снова быстро возвращается к компьютеру, и так повторяется несколько раз, только отрезки всё короче, действия Виссариона всё быстрей. В конце концов Виссарион не выдерживает, резко садится на диван и закрывает голову подушкой:

 

    ВИССАРИОН.  Ну, не дают работать творческому человеку!

 

 

Свет гаснет, музыкальная заставка.

 

 

 

СЦЕНА 3.

 

 

Действующие лица: Виссарион. Голос Амбиции, голос Музы по телефону.

 

Та же комната, медленно загорается свет.

Виссарион за компьютером, быстро  и шумно стучит по клавиатуре.

Комната ещё больше завалена стопками перевязанных брошюр.

 

 

 

    АМБИЦИЯ.  И что на этот раз ты придумал?

    ВИССАРИОН. Шас, увидишь…

 

Виссарион делает ещё несколько ударов, после чего нажимает на кнопку клавиатуры и долго не отрывает палец.

Из пасти старенького принтера вылетает листок и падает прямо в открытый дипломат!

 

    ВИССАРИОН. Вот!

 

С облегчением произносит Виссарион и откидывается на спинку стула, как человек, сделавший большое важное дело.

Одновременно с листом, что выпал из принтера, зажигается проекция со следующим текстом:

  

«Я, Ихонов В.В. сообщаю всему интернет сообществу что писательская организация в городе Энске мною уже создана и успешно работает на территорий нашего города и его области. А посему повелеваю с целью ещё большего охвата писательских людей и иже с ними создать ещё и Литературный клуб при данной писательской организации в каковый буду принимать лично каждого, без всяких там церемоний и сантиментов, исключительно пишущих людей, а не разных там букваедных хамов и неблагодарных мне людей чьё творчество я продвигать больше не буду.

Принимать буду только после личной беседы по телефону!

На сегодняшний момент мною изданы, изготовлены и распространены:

Первого сборника (на 172 страницы) – 120 экземпляров.

Сборник 2 (на 214 страниц) – 40 экземпляров.

Ни ского не было собрано ни рубля.

Я человек дела, а неболобол или пустозвон.

Сказал проведу в Неженском санатории литературноую втречу и провёл. И книгу вручил мною изданной и лбюди радовались общению с настоящим писателем. Я не как некоторые баре, что засели в Пушкинской библиотеке и развекаются встречаими там разными. Вот такой я Человек.»

 

Некоторое время оба молчат, а потом голос спрашивает:

 

    АМБИЦИЯ. Может всё же Нежинский санаторий?

    ВИССАРИОН. А не всё ли равно, мужской он, женский…  Старухи там были, им и читал. Ещё ты придираться ко мне будешь! Не видишь, компьютер старенький, на клаве буквы западают…

    АМБИЦИЯ. Так купи новый!

    ВИССАРИОН. Купило притупило! (Сам гогочет своей шутке.) Н-да, некогда, да и книги делать надо, позже, счас не досуг!

 

Звонок сотового телефона, но Виссарион трубку не берёт, снова садиться за компьютер и быстро печатает, выпадает листок:

«ВЕМ ПИСАТЕЛЯМ ПО кНИЖке,

Пусть ПОДАвяТСЯ МАРТЫшКи.

 

 

    АМБИЦИЯ. Телефон!

    ВИССАРИОН. Отстань!

 

Снова стучит по клавиатуре, снова вылетает листок:

« ВсеМ ПИСАТЕЛЯМ по КНИЖКЕ,

ПУТЬ ИГРАюТСЯ МАЛЬЧИШКИ!!!

 

 

 

    ВИССАРИОН. О, а так лучше!

    АМБИЦИЯ. Трубку-то возьмёшь?

    ВИССАРИОН. А кто там? Ты глянь, если эти с регионального отделения, то меня нету. Я занят!

    АМБИЦИЯ. Пресс-секретарь твой!

 

Голос Амбиции ироничен.

 

    ВИССАРИОН. Ну, разве, что она, а то другие вот уже где сидят: издай его, публикуй его, распространяй тут, как папа Карло…

 

Виссарион  нехотя поднимется со стула и идёт к журнальному столику.

 

    ВИССАРИОН. Председатель у аппарата!

    МУЗА (Голос в телефонной трубке).  Виссарион Васссалович, вы не забыли: у вас на сегодня на 14 часов назначена авторская встреча, с презентацией вашего очередного сборника в санатории-профилактории «Заоблачные дали», а на 16 часов встреча в профилактории-санатории «Дали заоблачные» с представлением ещё более нового вашего сборника?

    ВИССАРИОН: Нет, не забыл. Сказал - сделаю, значит – буду!

    МУЗА: Меня возьмёте, Виссарион Вассалович, я ведь тоже хочу насладиться вашим ангельским чтением, вашим даром оратора, покорителя женских сердец…

    ВИССАРИОН: Ладно, такси берите и приезжайте, поедем вместе, но за ваш счёт!

    МУЗА: Так я уже у подъезда!

    ВИССАРИОН (Выключая сотовый.). Вот так почти каждый день, а ты говоришь спроса на меня нет!

 

Обращается к Амбиции. Та молчит…

 

Виссарион  гордо подходит к вешалке, надевает плащ и шляпу, потом подходит к дипломату. Находясь в приподнятом, игривом настроении пытается закрыть его ногой, но дипломат откатывается в сторону, не закрываясь, и, в конце концов, Виссарион загоняет его под стол с компьютером, лезет под него, чертыхаясь, стол шевелиться, перемещается с ним по комнате. Компьютер натягивает шнур питания и падает.

 

    ВИССАРИОН. А, чтоб тебя!

 

 

Свет гаснет.

Звучит музыкальная заставка с настраивающимся симфоническим оркестром, на фоне его просачиваются не совсем приличные для литературного языка слова…

 

 

 

 

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

 

Красный уголок больницы.

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Статистка, Виссарион, Муза Васильевна, Три женщины в больничных халатах.

 

В зале стол с одной стороны, за ним восседает Виссарион. На столе несколько одинаковых брошюр и венок с цветами, сильно смахивающий на похоронный. Напротив три стула с сидящими на них пожилыми женщинами в больничных халатах.

 

На сцене появляется Статистка и идёт к центру сцены, несёт в руках хлопушку-нумератор. На ней надпись: «ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. СЦЕНА 1.»

 

    МУЗА (Обращается к Статистке). Ты, милая,  лишнего-то не говори!

 

Статистка, не обращая внимания, проходит к середине сцены, останавливается.

 

    СТАТИСТКА: Действие третье, сцена первая, далеко не последняя!

 

Щёлкнув хлопушкой, так же нарочито «изящно» удаляется за противоположной кулисой.

 

    ВИССАРИОН.  Вот, стих я прочёл, книгу вашему начальству презентовал, на этом нашу творческую встречу считаю закрытой!

 

На последних словах Виссарион поднимается из-за стола.  Следом поднимается Муза Васильевна, встаёт за спину Виссариона,  и поднимает у него над головой заранее приготовленную  табличку «АПЛОДИСМЕТНЫ».

 

    ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА (Обращается к Виссариону). Так это ты значит, стихи нам сейчас читал?

    ВИССАРИОН (Удивлённо). А что это?

 

Муза Васильевна роняет табличку с надписью «АПЛОДИСМЕНТЫ» и, зажимая себе рот, показывает рукой женщинам  знак, чтобы те молчали.

 

    ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. А ну да, ну да… Не молитвы…

    ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА.  А что, по моложе-то с песнЯми-то, или там шутками-прибаутками никого у вас в энтой организации, значит, для нас болезных и не нашлось? Вас, значит прислали, и такие мол сойдут?

    МУЗА. Так, попрошу вопросы по существу данного контекста!

 

Выходит на передний план, готова защищать Виссариона.

 

    ТРЕТЬЯ ЖЕНЩИНА. Пушкина читала, Есенина читала, Лермонтова читала, Ихонова не читала, - где же про такого написано?

    ВИССАРИОН.  Да вот же, книга! В ней и написано!

 

Виссарион вспыхивает и выбегает из-за стола, угрожающе направляется к женщинам. Рассовывает им в руки свои книжки.

 

    ВИССАРИОН. Читайте, тут красным по чёрному всё сказано, и стихи вот они и портрет есть.

    ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА (Открывает страничку с портретом Виссариона).  А что – похож!

 

За председательским столом в это время вновь  приподнимается Муза Васильевна, в руках у неё появляется табличка «БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ!!!»

 

    ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА.  И значит, ты у энтих писателей председатель?

    ВИССАРИОН. Да тут же всё и написано!

 

Виссарион тычет пальцем  в одну из раскрытых книг.

 

За председательским столом Муза Васильевна быстро меняет табличку «БУРНЫЕ АПЛОДИСМЕТНЫ» на табличку «БУРНЫЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ».

 

    ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА. А ну да, ну да…  Бумага то терпит, значит… Пиши, что на ум взбрело, да куда понесло, а народ читай, да Бога поминай.

    ТРЕТЬЯ ЖЕНЩИНА. Да что ты Марфа, цепляшь-то к нему. Иш, он как орёл на кур на нас налетел, Лыцарь какой. Остальные такие же, или ещё чего у них нет?  (обращается она в конце к Виссариону.)

    ВИССАРИОН. Что это?

 

Виссарион  поворачивается к Музе Васильевне, разводя руки в стороны?

 

 

    МУЗА. Это народ в восторге от услышанного, и выражает вам свою признательность и благодарность!  

 

Муза подбегает к Виссариону, закрывает его своим телом от народа, при этом держит перед собой на вытянутых руках заранее приготовленный круглый венок, что до этого лежал на столе.

 

    ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. А и правду на председателя похож. У нас козёл на деревне был, так его то-ж Председателем кликали, как упрётся, бывало, в ворота председателя колхоза, и долбает их пока кто не придёт, да кнутом-то и не прогонит.  Развесёлый проказник был. Таки разбил ведь себе лоб-то… Нету уж…  Молва  только и осталась! Пойдёмте, бабоньки. Тяжко, видать на Руси сейчас с артистами-то,  раз таких присылают, а вы лекарства, лекарства, дохтура вам подавай… Вон венок принесли нам, а не дохтура.

 

Женщины разворачиваются и медленно уходят.

 

    ТРЕТЬЯ ЖЕНЩИНА. Пошли, бабоньки, на клизму!

 

Первая женщина  начинает пританцовывать, напевая частушку.

 

    ПЕРВАЯ ЖЕННЩИНА:

КЛИЗМУ СТАВИЛА СЕСТРА,

НЕ ПОПАЛА НАМ ТУДА,

А КУДА ПОПАЛА,

ТАК И НЕ СКАЗАЛА!

 

Вторая женщина тоже начинает пританцовывать и  подхватывает:

 

    ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА:

 

ЕСЛИ СНЯТСЯ ВАМ УКОЛЫ,

КЛИЗМЫ ДВУХ ВЕДЁРНЫЕ,

ЗНАЧИТ ТОЧНО НЕ ПИСАТЕЛЬ  –

ПУШКИНЫ ХРЕНОВЫЕ!

 

Все трое вместе:

 

    ВСЕ ТРИ ЖЕНЩИНЫ ПОЮТ АНСАБЛЕМ:

 

У КОГО МУЖИК БАНКИР,

У КОГО ВАЯТЕЛЬ,

МОЙ ЖЕ ПИШЕТ ВСЁ ПРО КЛИЗМУ,

ГОВОРИТ – ПИСАТЕЛЬ!

 

Так притопывая и прихлопывая, они уходят со сцены.

 

 

 

СЦЕНА 2.

 

Там же.

Действующие лица:  Виссарион Вассалович, Муза Васильевна.

 

    МУЗА (Вдогонку женщинам).  А это как же? Это же подарок от вас, нашему дорогому?

 

Протягивает уходящим женщинам венок.

 

    ВИССАРИОН. Да бросьте вы это!

 

Виссарион в сердцах машет рукой, выбивая венок из рук Музы.

 

    МУЗА. Да как же бросить, денег ведь стоит, да и фотографию мы же думали с ним сделать, чтобы в интернете выложить, вот мол, благодарные слушатели знаменитому писателю всея Руси!

    ВИССАРИИОН (Ещё более злясь).  Так делайте тогда !

    МУЗА.  А… Так вы его возьмите, а я вас и щёлку!

 

Поднимает выбитый из её рук венок и передаёт Виссариону.

На венке крупными буквами написано « Виссариону Вассаловичу от почитателей таланта на добрую память».

 

    ВИССАРИОН.  Куда мне его, на голову одеть что ли?

 

Виссарион  крутит в руках венок, примеряя его то сюда, то туда.

 

    МУЗА. А мы его вот сюда на стол положим и вместе-то на добрую память и сфотографируемся.  Вы вот сюда вставайте, а я фотоаппарат  на стульчик поставлю, автомат включу и рядом с вами встану!

 

Муза  бойко руководит действием, готовя всё к художественной фотографии.

Виссарион встаёт за стол, Муза кладёт фотоаппарат на стул, ставя его напротив стола, быстро подбегает  к столу, кладёт на него венок, затем так же быстро перемещается к Виссариону, втискивает ему в руки книжицу и приподнимет руку Виссариона к груди, прислоняется к нему с боку и сильно улыбается в объектив:

 

    МУЗА.  Чиз..з…з..

 

фотоаппарат щёлкает, срабатывает вспышка и на большом экране задника появляется проекция фотографии, эмитирующая снимок, размещённый в интернете. Ниже набирается комментарий и слышен звук стучащей клавиатуры компьютера:

«Знаменитый Омский писатель провёл очередную авторскую встречу со своими слушателями. На память, благодарные слушатели, преподнесли ему венок с торжественной надписью «ЛЮБИМОМУ ВИИССАРИОНУ ВАССАЛОВИЧУ от покорённых им слушательниц».

 

Виссарион и Муза Васильевна так и замирают до конца сцены.

Свет медленно гаснет и видно только яркую проекцию фотографии на заднике сцены, потом и она медленно гаснет. Звучит грустная, заунывная мелодия.

Опускается занавес.

 

 

 

 

ДЕЙТСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ:

 

Огромное офисное помещение.

 

СЦЕНА 1.

 

 

Действующие лица: Муза Васильевна, Статистка, два лакея в ливреях, группа писателей.

 

Проекция трона-стола, с восседающим ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ – Виссарионом Вассаловичем.

На сцене большие двухстворчатые двери. По бокам стоят два лакея в ливреях. На  золотых табличках на створках дверей надписи:

Первая:

«ПРЕДСЕДАТЕЛЬ всего»

Вторая:

«Литературный вождь Виссарион Вассалович Ихонов первый»

Снова звучит музыка из обрывков бравурных маршей, с неудачным вплетением в них блатного шансона.

 

На сцене появляется Статистка, в руках у неё рамка-хлопушка с надписью: «ДЕЙСТВИЕ ЧЕТЁРТОЕ, СЦЕНА ПЕРВАЯ», она направляется к середине авансцены.

С другой стороны кулис ей на встречу выбегает Муза Васильевна:

 

    МУЗА.  Не надо, не надо здесь вашего присутствия, и говорить больше ничего не надо!

 

Муза толкает Статистку за ту же кулису, откуда та и вышла. Затем возвращается к двери, рядом с которой стоят лакеи, одёргивает ливрею на одном, стряхивает невидимую пылинку с плеча другого и становится посредине дверей лицом к зрителю. Поднимает руки, как дирижёр, замирает и долго держит паузу, во время которой музыка всё нарастает по силе звучания и напряжения. Затем единым взмахом, как дирижёр, гасит невидимый оркестр.

 

В это же момент двери начинают потихоньку разъезжаться в разные стороны (их откатывают лакеи). Свет перемещается в глубину сцены. Загорается проекция стола небывалых размеров, за ним восседает ПРЕДСЕДАТЕЛЬ – Виссарион Вассалович.

Следующее командное движение рук Музы.

Сначала слышна барабанная дробь, затем грохот салютов, за ними - гимновая музыка - громко, напористо.

Следующее резкое командное движение рукой Музы и  с разных сторон к столу-трону из разных кулис  начинают ползти писатели и поэты. В зубах у них листки с печатным текстом.

В это время звучит визжащая диссонирующая музыка флейт и скрипок.

Писатели подползают к столу-трону и, медленно склоняя головы, кладут свои странички к подножию стола, затем, так и не поднимаясь с колен, выстраиваются в одну шеренгу, спиной к зрителю…

Новый взмах рук Музы Васильевны и они становятся на корточки, как собаки на задние лапы, начинают кланяться ПРЕДСЕДАТЕЛЮ.

Музыка меняется с каждым взмахом рук Музы Васильевны.

Ещё взмах рук и писатели-собаки вновь становятся на четвереньки и теперь уже пятятся назад за кулисы.

Ещё взмах Музы Васильевны и Председатель начинает медленно приподнимается из-за стола-трона. Упирается руками в край стола, а затем  изображение начинает медленно расти и расширятся. Гаснет остальной свет. Вместе с расширением изображения – растёт и сила музыки. На сцене появляются два Ангела и, взяв под руки Музу, как полицейские – уводят её со сцены. Следом музыка сбивается с такта и постепенно превращается в хаос. Изображение наезжает на лацкан пиджака Председателя, на котором изображено золотое перо с чернильницей. Перо начинает крошиться и рассыпаться на глазах. Чернильница превращается в чернильное пятно, которое накрывает всё изображение и меняет цвет с чёрного на красный. Всё помещение становится кроваво-красным. Изображение тает. В это время музыку накрывает дверной звонок.  Свет гаснет.

 

 

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

 

Комната Виссариона.

Вся завалена стопками брошюр, насколько это возможно.

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Виссарион Вассалович, Муза Васильевна.

 

Свет медленно загорается, выхватывая разные предметы интерьера комнаты и постепенно охватывает всю комнату. Из нового здесь вторая тренога и на ней бюст Виссариона, больших размеров, чем рядом стоящий бюст Пушкина. Оба открыты и из них торчат горлышки бутылок.

 

Виссарион спит на диване, не раздевшись, в ногах у него смятый плед.

Долго и нудно звучит звонок, потом он прерывается. Слышна фонограмма открывающейся двери, потом хлопок резко закрытой двери и в комнате появляется Муза Васильевна.

Она подходит к заваленному письменному столу, на который взгромождён сгоревший и разбитый компьютер, начинает поднимать разные листки. Каждый поднятый листок тут же появляется на  на проекции задника. Это благодарственные письма от различных организаций в адрес Виссариона Вассаловича.

Муза Васильевна сметает всё это со стола на пол и резко поворачивается в Виссариону. Тот медленно садится на диван и потирает лицо руками.

 

    МУЗА.  Пил, что ли?

 

Голос у Музы совсем не добрый.

 

    ВИССАРИОН. Что ты, я не пью совсем. Сон приснился, странный, не знаешь к чему?

 

Виссарион медленно присаживается на диван, хватаясь за голову.

.

    МУЗА. Не пил? А там, что стоит?

 

Муза кивает головой на торчащие из бюстов бутылочные горлышки, затем садиться на стул по-мужски и в упор смотрит на Виссариона.

 

    ВИССАРИОН. Ты того, этого, не того!

 

Пытается перехватить инициативу Виссарион, но слов подобрать не может. В горле сухо, першит…

 

 

    МУЗА.  Ох, и язык у тебя Виссарион! У кого без костей, а у тебя хоть камни бей! Говоришь, как топором рубишь!

    ВИССАРИОН. Ты, давай, это – не лечи учёного!

 

Муза поднимет с журнального столика круглую печать, рассматривает – показывает  Виссариону.

 

    МУЗА.  Печать зачем изготовил, уголовщины захотелось?

    ВИССАРИОН. Ты мне свои куриные мозги зачем показывать будешь? Хочешь говорить – дело давай. А с берегами я сам разберусь.

    МУЗА. Да берега ты уже давно попутал. Нет их у тебя. Затопило. Писатели-то с поэтами по другим организациям расползаются. Для чего это штампуешь? (Показывает рукой на груды брошюр.)

    ВИССАРИОН. Одни уйдут, другие найдутся. Халява на Руси всегда в почёте была. А крысы пусть бегут, их не жалко. Я ж им книги делаю!(Выкрикивает последнюю фразу почти навзрыд.)

    МУЗА. Да книги ты себе делаешь, им сунешь одну, как подачку - и всё!

    ВИССАРИОН. Им и этого много!

    МУЗА. Ты их, писателей-то своих,  хоть раз сам читал?

    ВИССАРИОН.  Я издатель, а не читатель. Что по компу подогнали, то и издаю… Вон - материала у меня сколько! На десять сборников хватит!

 

На последних словах Виссарион вскидывает руки, показывая, сколько у него всего вокруг и пытается встать, но его сильно качает и он буквально сваливается на диван.

 

 

    ВИССАРИОН. С устатку меня шатает, вона сколько книг вчера собрал.

    МУЗА. Не с устатку, а с остатку, что вот в этих бутылочках вчера нашлись.

 

Муза подходит к бюстам и приподнимает одну за другой пустые коньячные бутылки. Снова ставя их на место.

 

 

СЦЕНА 2.

 

Действующие лица: Те же и Негр.

 

 

Из-за бюстов неожиданно появляется Негр в белоснежном костюме, макинтоше, с тростью, в белых перчатках, красной бабочки и с подносом, на котором пачка печатных листов.

 

 

    ЛИТЕРАТУРНЫЙ НЕГР (НЕГР): Кушать подано, хозяин!

 

Склоняет голову и чуть согнувшись, протягивает поднос к Виссариону, замирает, как изваяние и долго стоит так.

 

Перепуганная Муза пятится назад, наталкивается на вешалку и роняет её, падает сама, запутывается в одежде и по полу ползёт уже в накидке из кожаного пальто Виссариона. Тот ногой наступает на рукав пальто и тем самым стаскивает его с Музы.

 

    МУЗА. Ох, ты, Господи! Это ещё кто?

    ВИССАРИОН. Негр мой

    МУЗА.  Как твой? Ты что - купил его?

    ВИССАРИОН (Морщась, как от зубной боли).  Да не купил, сам пришёл, ему вершки, мне корешки, или как тут.. наоборот, что ли… Ну, ему книгу, а мне вот, то что накропал. Идол, прочти, что ли даме, чего новенького наворотил?

    НЕГР (Оживает).  Поэму о варенье, мой господин.

    ВИССАРИОН.  Чего?

    НЕГР.  Ну, про варенье стихи, значит…

    ВИССАРИОН. Зачти-ка первую страничку.

 

Негр поворачивается к Музе, встаёт в театральную позу, аккуратно берёт первый листок с подноса. Читает:

 

    НЕГР (Декламирует).

МУХА СЕЛА НА ВАРЕНЬЕ -

ВОТ И ВСЁ СТИХОТВОРЕНИЕ!

 

Муза отодвигает подальше от Негра стул и икает.

 

    МУЗА.  Свят, свят, что делается?

    ВИССАРИОН.  А последнюю прочти.

 

Негр снова поворачивается к Музе,  и проделывает всё в точности, как и первый раз, только листок с подноса достаёт последний. Читает.

 

    НЕГР (Декламирует).

МУХА СЪЕЛА ВСЁ ВАРЕНИЕ –

ВОТ И ВСЁ СТИХОТВОРЕНИЕ!

 

    ВИССАРИОН. Ну, ты загнул сюжет, прямо как у брата нашего Шекспира, Сам придумал, или кто подсказал.

    НЕГР.  Сам, батюшка, прими труды наши в дар!

    ВИССАРИОН (Небрежно). Принимаю, на столик ставь и давай.. это…  Не видишь с дамой говорю!

    НЕГР (Декламируя).

 ЭТА ДАМА, КАК ПАНАМА –

ВЕТРОМ СДУЕТ ЭТУ ДАМУ!

   ВИССАРИОН. Но, но - дамы попрошу не касаться! Читать стихи это моя прерогатива, а ты – пиши… И давай… Топай отсюда!

 

Негр низко кланяется и пятится спиной, исчезая за кулисами.

 

 

 

СЦЕНА 3.

 

Действующие лица: Виссарион, Муза и голос Амбиции.

 

    МУЗА. Ты совсем, Вися, сбрендил! Негр-то зачем тебе?

    ВИССАРИОН. Писать некогда, в делах я…

    МУЗА.  А  клуб литературный для чего создал. В клубе люди встречаются, общаются, а ты их хоть раз в глаза видел, членов-то своих?  Только по телефону и трындите, да нэт свой ковыряете с утра до ночи.

    ВИССАИОН. Ну, ты, говори да не заговаривайся, я ещё Председатель!

    МУЗА. Да какой ты председатель. Что это за бумажки валяются у тебя на столе?

   ВИССАРИОН (Не уверенно). Что там?

    МУЗА.  Что ты там снова надумал с письмами благодарственными и телеграммами поздравительными со всех концов света? Возвеличить себя хочешь, а не думаешь, что твоя затея с писательской организацией и клубом в одночасье как мыльный пузырь лопнуть могут?

    ВИССАРИОН. Ты чего, тоже туда?! (Грозно поднимается Виссарион и медленно направляется к Музе.)  Белены сегодня поела, или какого другого настоя с утра приняла? Это мне соседский парнишка за косарь с интернета скачал и распечатал, для нашего дела пригодиться.

    МУЗА. Читай!

 

Муза достаёт из своей большой сумочки внушительный официальный конверт, из конверта  - листок.

 

    МУЗА. Нет больше нашего дела. Может оно и твоё, да я в этой авантюре больше участия не принимаю. Дури людям голову сам!

 

Муза медленно поднимается со стула и, бросив на журнальный столик связку ключей, быстро уходит. Слышен звук открывшейся двери, а потом хлопок резко закрывшейся двери.

Виссарион читает по слогам:

 

    ВИССАРИОН. Вы пригашаетесь в Народный суд Энского района, Энской области для объяснения своих действий по созданию организации-тролля и вовлечение в это дело других писателей Энска и Энской области.

 

Листок выпадает у него из рук, и он начинает метаться по квартире.

 

    АМБИЦИЯ. А ты их матом!

    ВИССАРИОН: Ща! (Бросается к компу строчит, как из пулемёта.)

 

Из принтера один за другим вылетают листки и тут же их текст отображается на проекции.

 

ДА Я ВаС…. (дальше надписи на весь лист НЕ ЦЕНЗУРНЫВЕВЫРАЖЕНИЯ, НЕ ЦЕНЗУРНЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ…)

ДА вЫ МНЕ, .. (дальше надписи НЕ ЦЕНЗУРНЫЕ ВЫРАЖЕНИЕ

 

Да ВИДЕЛ Я ТЕбЯ… (дальше надписи  НЕ ЦЕНЗУРНЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ)

 

Пауза. Комп молчит.

 

 

    АМБИЦИЯ.  И чего добился? Один остался? Как жить дальше будешь?

 

Виссарион встаёт, идёт к центру сцены, останавливается, ищет взглядом голос и не найдя – обращается к залу.

 

    ВИССАРИОН. А вот на-кося, выкуси, вы меня ещё за руку поймайте, а потом спрашивать будите!

 

Свет гаснет. Занавес закрывается. Звучат раскаты грома.

 

 

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ

 

 

Старенькая дверь, обшарпанная, без знаков отличия. За ней скрыта комната.

Звучит тихая скрипучая музыка с различными шорохами и шумами…

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Виссарион и Статистка

 

В центре свет выхватывает двери. К ним тайком пробирается Виссарион, в руках у него, как и в первом действии первой сцены, сумка с вещами, дипломат.

Осмотревшись, он медленно ставит сумку и достаёт из неё две от руки написанных таблички. На одной: «Председатель Бзинской писательской организации». На второй «Демократ Дедактович Делянский».

Снова осматривается и  пытается их повесить на дверь.

В это время из-за кулис появляется Статистка. В руках у неё рамка-хлопушка, с надписью «ДЕЙСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЕ». Она, как обычно, направляется к середине авансцены.

Виссарион прячет таблички обратно в сумку и цыкает на Статистку.

 

 

    ВИССАРИОН.  Брысь, ты!  Напугала противная.

    СТАТИСКА. Сами вы пративный, препративный!

 

Теперь Статистка акает как «блондинка» - сладким голосом, показывая язык. Затем хлопает хлопушкой-нумератором перед носом Виссариона.

 

    СТАТИСТКА. Действие последнее!

  

Статистка корчит рожу и снова показывает Виссариону  язык.

 

    ВИССАРИОН. Я те дам, последнее. И-ш, что удумала!

 

Виссарион  шлёпает Статистку  по попе и та быстро убегает.

 

Он грозит ей в след, затем снова медленно и настораживающе оглядывается и снова достаёт те же таблички, пытается их повесить на дверь.

 

 

 

 Сцена 2.

 

Действующие лица: Виссарион и голос Амбиции. Судьи, переодетые писатели, Ангелы.

 

    АМБИЦИЯ. Бежишь, Вися?

 

Голос Амбиции эхом несколько раз прокатывается по сцене. Виссарион роняет таблички и хватается за сердце.

 

    ВИССАРИОН. Это ты? Напугала-то как?

    АМБИЦИЯ. Людей покидаешь, а новые дела без меня начинаешь? Не годится.

    ВИССАРИОН (Немого успокоившись).  Да куда без тебя, лезь в сумку.

 

Сумка слегка шевелится.

 

     АМБИЦИЯ.  Хлама-то сколько? А печать, зачем взял? Ну, разводили мы лохов, да-к и поделом их. Без авантюр и жить скучновато, а уголовщина нам ни к чему!

 

Из сумки вылетает печать и откатывается в сторону.

 

    ВИССАРИОН (Совсем осмелев).  Сам знаю! Не учи!

 

Виссарион поднимает таблички  и снова пытается их повесить на дверь. Двери кренятся в противоположную от него сторону и с грохотом падают, поднимая клубы пили. В разные стороны рассыпаются листы «рукописей». Они падаю сверху, как снег, некоторые из них свёрнуты в комочки, как бумажные листы в мусорной корзине. Свет ярко вспыхивает всеми прожекторами.

На сцене большой стол, за столом люди в мантиях и судейских шляпах. Перед ними большие таблички:

«Совесть», «Честь», «Достоинство», «Человеколюбие», «Профессионализм», «Ответственность»…

Судьи один за другим медленно поднимаются.

Виссарион падает сначала на колени, потом хватается за сердце и валится на бок.

Врывается очень тревожная музыка, с горами и раскатами и вместе с ней на сцене появляются переодетые писатели. В руках у них мусорные корзины с листами исписанной бумаги. Они подходят к Виссариону, высыпают весь мусор на него, один из них втыкает рядом с Виссарионом табличку (повёрнутую к зрителям) с надписью «Литературный мусоросборник « ВИССАРИОН и К». Затем, выстраиваются в шеренгу, лицом к зрителю, резко поворачиваются к судьям, переступая через Виссариона, низко склонив головы, начинают приближаться к судьям.

Виссарион чуть приподнимается и видит, что до него больше нет никому дела. Быстро вскакивает на ноги, собирает в сумку разбросанные надписи и бежит, но возвращается, чтобы  поднять печать. Из-за кулис появляются Ангелы, и свистят в полицейские свистки. Свист останавливает музыку, заставляет замереть писателей, но Виссарион скрывается за кулисами, а за ним и Ангелы. На сцене скульптурная композиция писателей  и несостоявшегося суда. Немая сцена.

 

 

 

СЦЕНА 3.

 

Те же и Дворник.

Там же.

 

Появляется дворник с метлой. Он заметает разбросанный по всей сцене «литературный хлам», останавливается ближе к середине авансцены.

 

     ДВОРНИК. О, чё делают… Пишут и пишут (Вынимает папироску, закуривает.) И времени им не жалко, и бумаги… вона сколько! Азбуку освоили и туда же – буковки в строку писать… Сора-то, сора! (Поднимает листок, читает, сначала шевеля губами, потом вслух.)

 

«КЛИЗМУ СТАВИЛИ МАТРЁНЕ,

КЛИЗМА ДВУХВЕДЁРНА,

ТАК ПРИДАЛА ОНА СИЛЫ,

ЧТО МАТРЁНУ ПЁРЛА!»

 

Тьфу (сплёвывает) – язык коль не сломаш, то замараш сильно. Дети малые и то лучша пишут! (Снова метёт.) Вот насорят, а потом всякие тут ходют, а у меня мётлы  апосля пропадают! О-хо-хо, Пушкины-петрушкины…

 

 

Дворник метёт дальше, образуя кучи мусора на сцене. Начинает падать снег…

 Медленно гаснет свет и опускается занавес.

 

Тихо вдалеке начинает  звучать напевная мелодия флейты и скрипки, поют весенние птицы. Но в эту идиллию то и дело врываются  громовые раскаты. Постепенно всё стихает…

 

 

КОНЕЦ.

 

 

 

©Михаил Морозовский.

Омская обл. село Усть-Заостровка, Лесничество.

Тел:                       8-962-032-5747

Творческий сайт: https://www.mihailmim.ru

Эл. почта:             mihailmim@mail.ru

  

                                ***

   

                                    Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

    без согласия АВТОРА 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА