БЫЛО ЛЬ, НЕ БЫЛО?

Михаил Морозовский

 

   

                                             БЫЛО ЛЬ, НЕ БЫЛО?

 

 

  

   Он въехал в город и сразу встал. Непогода, что застала его в дороге, здесь разгулялась не на шутку. Опустевшие улицы от ураганного ветра, быстро обезлюдили, и так же быстро захламлялись всем, что могло сломаться, оторваться, летать, перемещаться. Солнце, то появлялось в прорехах этих зло вращений, и тогда всё казалось и не так уж и плохо, то исчезало и, вроде должен был вот-вот пойти дождь, но он не шёл. В машине было оставаться не безопасно и он, дождавшись, когда затихнет очередной порыв ветра, выскочил на улицу и перебежал к ближнему ряду домов. Двери всех подъездов были закрыты, а электричество отключилось. Стучать в таком грохоте было бесполезно, звать на помощь – тоже. Ветер тут же забивал рот всякой дрянью, летающей по воздуху, а иной раз его порывы были так сильны, что дышать просто становилось невозможным.

   «Как же там дома? Если там такое же творится, то надо срочно возвращаться!» - подумал он, оборачиваясь к тому месту, где оставил машину. Машины больше не было. Ураган только что поднял её и сильно ударил о дом, разметав обломки по улице.

  «Бежать! Я им нужен. Надо бежать!»

   Он, как казалось ему, должен был прямо рвануться с места, но сделав шаг, упёрся в столь твёрдый поток воздуха, что, даже сильно наклонившись вперёд, еле сдвинулся. Так и пошёл -  упираясь в воздух и сильно, не реально сильно, наклоняясь к земле.

   Между домами пространства не было, а был строительный тоннель  из бетонных блоков с одной стороны и дощатой стенки из строительного горбыля с другой. Длинный тоннель… Очень длинный, но спасительный. Только он в него вошёл, как свет на улице совсем померк, и наступила тьма. Потоки ветра шатали это ненадёжное укрытие и страшно раскачивали её деревянную часть, она волнами колыхалась, грозя вот-вот оторваться. Свет в тоннеле иногда включался, но тут же гас, и все же, в тот  небольшой отрезок времени, когда он горел, можно было увидеть и корявенький деревянный настил под ногами и гвозди, что буквально вылезали из старой древесины правой стены, как из масла.  Серая от времени, не струганная перегородка то и дело приоткрывала огромную щель сверху, и в эту прореху можно было увидеть, что творится там, в вышине. Хаос…Жуткий хаос.

   За стеной по улице промчался мотоциклист.

 «Сумасшедший, что он делает? Его же унесёт» - мелькнуло у него в голове, но тут же свои проблемы вычеркнули эту мысль. Уже у самого выхода ветер ворвался в тоннель, вновь забив ему рот и оторвал деревянную доску: сначала одну, затем несколько сразу, а затем огромными листами всё это стало отрываться от бетонного перекрытия и улетать в серо-чёрное пространство.

   А потом всё стихло. Совсем стихло, и он увидел лес, что был слева от дороги, и поднимающуюся над ним чёрную-чёрную тучу всего того, что должно быть у подножия деревьев… И кустарники… И мелкие деревца… Фантастическое зрелище остановило его. Заворожило. Он смотрел и смотрел, забыв, где он, зачем он здесь? Туча неподвижно постояла и начала метаться. Да, да - не передвигаться, а мгновенно и суетливо перемещаться из стороны в сторону, как мечется преступник, убегая от настигающей его кары, при этом, разбрасывая всё вокруг, засыпая и без того уж захламлённое пространство изуродованным своим содержанием.

 «Надо бежать!» - стукнуло внутри и толкнуло его вперёд. «Я нужен дома».

   Ветер минуту назад, как будто бы умчавшийся куда-то, вернулся и принялся вновь с остервенением рвать одежду, но уже не с той силой, что было раньше: - «Он потерял ту упругость, он сдаётся!» - мелькнуло у него в голове.

  Дальше он шёл и шёл, наклоняя голову вперёд, защищая лицо рукой от плевков ветра и того, что носилось с ним в этом враждебном пространстве.

   Вот он и дом, а вон они, мои милые, любимые - стоят и смотрят, как он пробивается сквозь непогоду. Да там всё спокойно! Буря-то только здесь, вот там у самой кромки поворота дороги она заканчивается, и дальше уже ясное, голубое небо. И солнце…

- Пап, ты представляешь, здесь недавно рядом такая буря была, что вода совсем ушла куда-то, а на реке так и просто появилось дно. И оно, оказывается, мощёно большими квадратами серого камня! – успел он услышать голос дочки, прежде чем его подхватило ветром, оторвало от земли и подняло вверх. Он запомнил только вопросительно-удивлённые взгляды жены и дочки, что тянула к нему руки.  А потом его бросило вниз, в образовавшуюся сзади предательски огромную трещину.

  Уже в падении мелькнула мысль:- «Если там вода, надо падать «солдатиком», как в детстве с пацанами прыгали в море с высокого берега, тогда не разобьюсь.

  Он не разбился, а с головой вошёл в грязный поток, рвущий берега образовавшегося высокого оврага, и несущийся куда-то в неизвестность. Снова в серо-чёрное, отвратительно, до рвоты плохо пахнущее пространство. И плыл, плыл, плыл…

 

   Его подобрали не берегу реки и занесли в дом.

- Ты сейчас ляг, отдохни, а потом придёт мой сын, и вы с ним обо всём договоритесь, - сказала, выходя из дома, пожилая женщина.

   На разговоры и расспросы у него не было никаких сил. Но куда лечь ему не сказали. Как в тумане, он нащупал низкий лежак на полу, укрылся тем, что было на нём, и провалился в тяжёлый сон, но тут же было проснулся от голосов: женщина, что пустила его в дом, с кем-то разговаривала. Да, с мужчиной… Нет, он не может открыть глаза, сил ещё нет. Он ещё немного отдохнёт, а потом встанет и спросит, как он здесь оказался.

  И снова провал, а в провале сон:

- Ты же мне говорил, что у нас будет девочка и мальчик? – спрашивает его жена, и сон рвётся.

 «Да, жена, дочка, они его ждут, надо подниматься, надо идти к ним» - заставил он себя открыть глаза. Над ним оказалась чуть прозрачная, мелкая, пластиковая лодка. Она мешала ему поднять голову, и он потихоньку, чтобы никого не тревожить (ведь раз темно, значит уже ночь и те двое - спят), начал вылезать из-под этого необычного укрытия. «Интересно, темно, а я вижу, что лодка прозрачная, но она слишком мелкая, чтобы на ней плавать» - подумал он и, только подумал, как услышал голос:

- А ты пробовал на ней плавать?

- «Нет» - мысленно ответил он, так как понимал, что это говорят не те, кто спали в противоположном от него углу на огромном сером диване, не застеленным постельным бельём. Там, на одной половине лежала, укрывшись смятым одеялом, пожилая женщина, а на другой - в исподнем сером белье чуть полнеющий мужчина, с виду моложе женщины. «Сын, наверное» - подумал он, глядя на них и опять удивился – «он видит в темноте»!

- Да, видишь, тебе дано! – снова услышал он чей-то голос. Голос был мужской, низкий, уверенный, но мягкий – тревоги не вызывал.

- Так ты пробовал плавать на этой лодке?

- «Нет» - подумал он и удивился. Ведь тот, кто с ним разговаривает –  слышит его, хотя он вслух ничего не произносит.

- А зачем тогда так думаешь? – спросил Голос, но укора в вопросе не было.

  Сил вести столь странную беседу не оказалось, впрочем, как и ответа.

  Слева стояла невероятно неустойчивая конструкция старой резной этажерки захламлённой: грязными инструментами первой необходимости, книгами, пыльными журналами, уже пожелтевшими газетами, старыми пахнущими затхлостью вещами. На всём этом нагромождении возвышался небольшой переносной телевизор в металлическом корпусе, и на экране мужчина в чёрном кожаном плаще и в такой же шляпе что-то уверенно вещал, грозно размахивая при этом какой-то неестественно маленькой, короткой ручонкой.

«Ах, вот почему я вижу в темноте – экран освещает», - подумал он и потянулся, чтобы выключить телевизор, ведь он мешает тем двоим на диване спать: - «они просто, наверное, устали и забыли его выключить».

   Но телевизор оказался высоко и он, нащупав ногой небольшую скамеечку, придвинул её так, чтобы можно было встать.

   И даже встав на неё, он еле дотянулся до телевизора. Странно, но на нём не было привычных кнопок управления? Он стал шарить в поисках выключателя  по  холодным бокам с уже облезающей краской. Вот тут слева торчал самодельный тумблер.

«Надо же, телевизор импортный, а тумблер на нём самодельный, вкрученный между ещё какими-то двумя полумягкими кнопками». Тумблер и кнопки слева не работали. Этажерка качнулась, но устояла.

 - Зачем тебе это? – спросил голос.

 - «Он же мешает им спать», - подумал он и в то же момент нащупал сзади два резных валика, которые легко вращались.

- Они спят, ничего не слышат и он им не мешает, - сказал голос.

  В этот момент он уже повернул сначала одну, затем другу ручку, и телевизор погас, но голос диктора достаточно громко, хотя – теперь уже невнятно (как-то уж очень неказисто, с трудом подбирая слова) продолжал повторять одну и ту же фразу. В этот момент левая ножка лавочки, что стояла под ногами – подломилась. Он, от неожиданности, ухватился за витые перегородки этажерки, и та сильно качнулась. Телевизор сполз с кучи старых тряпок и полетел вниз.

   Буквально перед самым полом он успел подхватить его и снова обернулся на спящих, а потом медленно перевёл взгляд на экран телевизора. По экрану веером расползался пучок трещин, но телевизор продолжал, как попугай, повторять последнюю фразу диктора в чёрном, всё больше и больше путаясь в словах.

«Что за чертовщина?» - подумал он?

- Точно, - сказал Голос и, чуть помолчав, добавил: - что, испугался?

- «Немного. Вроде и не упал телевизор, а всё-таки разбился», - попытался объяснить он Голосу. Его снова удивило - хочет говорить, но не говорит, а тот, кого он слышит – невидим, но не пугает его, и этому Голосу он почему-то доверяет.

- Не волнуйся, он давно уже ни на что не годен, ну если ты хочешь – мы исправим это, - сказал чуть теплее Голос.

 Уже водружая на этажерку и долго балансируя телевизор так, чтобы он снова не упал, он заметил, что трещин на экране нет,  да и дребезжащего голоса диктора тоже.

-«А они есть?»

- Их тоже нет.

«Как так? Я же разговаривал с ними?»

    На этот раз ответа не последовало.

 

 

   Он сильно устал и решил лечь. Теперь деревянный настил показался ему кроватью, и он снова стал проваливаться в сон, но под кроватью что-то шевельнулось и мягко толкнуло в спину. «Наверное, я что-то уронил вместе с телевизором и та женщина, что спала на диване, это поднимает», - мелькнула у него в голове, но сил открыть глаза не было – буря всё отняла.

  Справа появилась рука и тихонечко начала гладить его. Он тронул пальцы этой руки, на них были длинные ногти, но они не царапались, и тут же слева он почувствовал, как ложиться рядом с ним женщина и тихо говорит.

- Не пугайся, я всё для тебя сделаю, ты будешь доволен. Что ты хочешь?

- «Что тебе надо? Видишь  - я совсем без сил», - снова не говорил, а думал он, но та, что слева, тоже слышала его.

- А я ничего и не прошу, я – делаю и даю, – мягко, ласково сказала явно не пожилая женщина, ещё плотнее прижимаясь к нему.

- «Машину ураган разбил, а без неё мне никак нельзя», - подумал он.

 - Машина, считай, у тебя уже есть. Какую ты хочешь? – спросила женщина.

 - «Хочу внедорожник, у нас не очень хорошо с дорогами в посёлке».

 - Ещё что?

- «Деньги на ремонт дома надо. Купили дом с участком, а там ремонта – невпроворот. С деньгами же – проблема, все ушли на дом. Долги…».

- Вот, это на ремонт – сказала она и просунула ему в карманы брюк две толстые пачки денег, - это доллары, если не хватит, дам ещё столько же и ещё, если понадобятся, ты только скажи.

-«Да женат я! И дочка у меня есть, ты что, не понимаешь?» - вырвалось  у него из горла и он, наконец-то, услышав свой стонущий голос – проснулся.

   Проснулся и вышел из непонятного ему, чужого дома.

Светало. Там, на горизонте уже появилась красная полоска.

  «Что это с ним?» - подумал он.

- Не спеши и тогда поймёшь, - снова разлился бархат мужского Голоса.

- «Мне домой надо», - подумал он.

-  Раз надо – иди, - так же мягко прозвучало за спиной.

- «Как я объясню всё это жене? Я же говорил ей, что у нас будет и дочь, и сын?»

- Значит, будет. Иди...

 

 

 

 

   Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА

©Михаил Морозовский

  

 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА