ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО (повесть). Глава 31 "ГВОЗДЬ"

                                             Михаил Морозовский

 


                                    ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО.

 

                                               (повесть)

 

 

        Глава тридцать первая.

 

                                            «ГВОЗДЬ»

 

 

 

   Лето бежит, лето спешит, лето уже на исходе. И чем короче становятся дни, тем быстрее летит время на дачах, тем меньше его для всяких новых затей и тем оно ценнее, ведь ещё столько задуманного и неосуществлённого.

    Но, встречаются и препятствия…

 

                                                   1.

 

   Сашку и Жеку обидели мальчики с соседних дач, и они пожаловались Мишке. Мишка такого поведения соседей никак одобрить не мог, и потому они втроём направились к пограничному забору.

   Мишка быстро забирается на забор. Невдалеке стоят четверо таких же, как они, пацанов, и смотрят на него.

- Кто старший? – громко спрашивает Мишка?

- Ну, я. А что надо? – отзывается тот, что крупнее остальных, да и явно побольше Мишки.

- Иди сюда! – командует Мишка: -  Остальным стоять, где стояли!

- Тебе надо, ты и иди! – отзывается один из соседских мальчишек.

- Если я сейчас спущусь, то мира не будет! – так же грозно говорит Мишка: - Так что, мне спуститься?

   Соседские мальчишки недолго шепчутся, и старший из них медленно вразвалочку, заложив руки в карманы, подходит к забору, но останавливается метрах в трёх.

- Чё надо, говори?

- Руки из карманов вынь, и подойди ближе, один на один говорить будем! – Мишка не сбавляет тона.

- А пусть твои тогда отойдут! – говорит, чуть сбавив тон здоровяк.

   Мишка поворачивается и кивком головы показывает Сашке и Жеке, чтобы те отошли. Мальчишки быстро отбегают.

- Ну, чё надо? – подходя ближе, и вынимая руки из карманов, спрашивает соседский мальчишка.

   Мишка перегибается и свисает с забора прямо над его ухом, что-то шепчет. Потом выпрямляется и уже в полный голос:

- Всё понял?

- И что?

- Или мне спуститься? – Мишка уже готов спуститься, и всем телом показывает, что ещё мгновение, и он спрыгнет.

- Ладно, замиряемся.

- Не ладно, а замиряемся! И границу больше не нарушать. Границей будет этот забор, лады?!

- Ладно, лады! – уже отходя, и чуть набычив голову, говорит здоровяк.

   Мишка провожает его взглядом, но забора не покидает, пока тот не соединится со своими друзьями и те, чуть пошептавшись, не скроются за зелёными постройками деревянных зданий соседских дач.

   Потом спрыгивает…

 

 

                                             2.

 

 

 

… и так и замирает не разогнувшись. Из левой ноги торчит концом вверх огромный гвоздь, а по ноге болевая судорога бежит куда-то вверх, и по позвоночнику уходит в затылок и виски.

   Подбегают Сашка и Жека.

- Вот здорово! - на бегу кричит Жека: - Что ты им такого сказал, что они хвосты поджа… - Жека не договаривает фразы, вскрикивает – «Ай!» - и на пару шагов буквально отпрыгивает назад. Сашка стоит как вкопанный, и бледнеет.

   Мишка, сидя на корточках, через силу, осипшим голосом обращается к обоим сразу:

- Ребята, помогите, поддержите меня.

   Первым подбегает Сашка и подставляет своё плечо и Мишка обхватывает его за шею.

- Жека! – кричит Сашка: – Что стоишь?

- Боюсь! – говорит Жека, и делает ещё один шаг назад.

- Поздно бояться, – говорит Мишка: - Давай, помогай.

   Жека тоже подставляет своё плечо, но старается не смотреть на ногу Мишке, чуть отворачивается.

   Мишка встаёт на землю правой ногой и, опираясь на плечи друзей, приподнимается, но левая нога так и не разгибается.

К подошве как будто прилип обломок старой штакетины.

 - Идём в санчасть, улыбаемся, – говорит Мишка.

- Чё делаем? – спрашивает Жека.

- Песни поём! – пытается пошутить Мишка, но улыбка получается какой-то ненастоящей.

- К-какую  п-песню? – совсем растерянно спрашивает Жека.

- Громкую! – тихо шепчет Мишка.

- Тебе плохо, Миш? – так же тихо спрашивает Жека.

   С каждым мгновением, то, что раньше пробежало только током - наполняется болью, острой болью и огнём… В ноге набухает пульс и бьёт всё сильнее и сильнее тяжёлыми молотками. В ушах шумит, и Мишке уже совсем не до шуток.

- Жека, помолчи… – тихо говорит он.

   Так они, молча, и доходят до изолятора.

 

 

                                               3.

 

 

   Медленно, осторожно Мишку усаживают на стул. Вера Григорьева торопливо выталкивает мальчишек за двери санчасти, и уже с улицы Мишка слышит её голос.

- Здесь посидите, ещё понадобитесь…

   Она возвращается, присаживается перед ним на корточки, и в разлёте хорошо пригнанного белоснежного халата Мишка видит глубокий разрез между красивыми округлыми дольками, но теперь они его не смущают. Он боится, что его сейчас начнут ругать.

- Ну, пока ты, Мишка, на дачах, я без работы не останусь. Давай тихонечко разуваться, - и она расстёгивает пряжку сандалии: - А давай я тебе здесь постоянную прописку устрою, вон и кроваток у меня свободных сколько! – улыбается она.

- Не, я лучше сам приходить буду, - Мишке очень не хочется попасть в конце лета в пустынный скучный  изолятор.

 - О, ходок из тебя теперь хоть куда, – закатывает левую штанину Мишкиных брюк Вера Григорьева.

 - Ой! - вскрикивает Мишка.

- А разве больно? Больно уже было, а теперь совсем и не больно, – каким-то певучим, успокаивающим голосом, говорит она, уже вытаскивая из стеклянного шкафчика прозрачную ампулу и, надпиливая длинный носик, ломает её.

- А вот, чтобы больно не было, поставим сюда укольчик, - она трёт пахучей ваткой, и очень аккуратно вводит иглу.

 - А теперь с сандалией придётся попрощаться, – Вера Григорьева берёт со стеклянного столика ножницы с длинными ушками, и короткими лезвиями: - Только, теперь сиди тихо, не шевелись… Э…  Руки сюда не надо! Вот возьмись руками за края стула и крепко держи его.

   Вслед за сандалией Мишке пришлось распрощаться и с носком. Вера Григорьева обмазала йодом вокруг выступающего гвоздя, потом снизу…

- Ну что, разве больно? – спрашивает она, смотря Мишке прямо в глаза и улыбаясь.

   Мишке больно, но он молчит.

- Вон, твои гвардейцы в окно глазеют, – показывает она кивком головы.

   Мишка поворачивается и видит прилипших к окну Сашку и Жеку, и тут же вскрикивает и тянет руки к ноге.

- А уже всё, Миша, всё… - в руках Веры Григорьевны обломок штакетины с торчащим из неё здоровенным гвоздём.

   В таз, подставленный под ногу, падают первые капли крови.

- Вот сейчас только чуть обработаем, перевяжем, и пойдёшь к своим друзьям.

   Мишка поскуливает, но плакать боится.

   Вера Григорьевна ещё долго обрабатывает ранку, потом перевязывает её так, чтобы бинт не слетел при ходьбе, и ставит Мишке ещё один укол в руку.

- Ну, вот и всё! Можно идти. Маму только пришли сюда.

   Она выходит и зовёт мальчишек. Те уже осмелели и быстро подхватывают его под руки. Так втроём и выходят из санчасти.

 

 

                                              4.

 

 

 - А я, когда у тебя гвоздь из ноги выдёргивали, аж глаза закрыл – говорит, сидящий рядом с Мишкой на скамеечке, Жека.

- Не ври, Жека! – смеётся Сашка, - Ты как рванул в туалет, что только пятки сверкали. Я и не знал, что ты так быстро бегаешь.

- Не, это я уже потом, а до этого я глаза закрыл, – улыбается Жека.

- Мы тебе тут ягод собрали. С утра с Жекой ходили, - Сашка достаёт из-за пазухи, спрятанный до этого стакан с брусникой. Мишка знает, что брусники в округе уже очень мало, и чтобы столько собрать, надо очень постараться. Вот это друзья! Мишке очень приятно.

   На столике стоят тарелки, что ребята притащили  из столовой, и стакан с недопитым компотом. Жека лезет в карман, и достаёт большущее зеленобокое яблоко:

- И ещё вот! – кладёт он яблоко на стол.

- У тётки стащил? – спрашивает Сашка.

- Не, взял под проценты, - улыбается Жека.

- Как это? – удивляется Сашка.

- Вот и она меня так же спросила, а пока удивлялась, я его со стола хвать, и сюда! – улыбка ещё шире расползается по лицу Жеки.

- Саш, доставай свой перочинник, пировать будем, говорит Мишка. – Дели на всех.

- Миш, а тебе больно было? – спрашивает осторожно Жека.

- Нет, Жека, ты разве не видел, как он от щекотки дёргался, - улыбается Сашка, разрезая яблоко.

- А что ты тогда про песню говорил? - вопросы сегодня из Жеки прямо таки сыплются один за другим, как из рога изобилия.

- Когда? – удивлён Мишка.

- Ну, когда мы тебя вели в санчасть?

- А я разве что-то говорил? – ещё больше удивляется Мишка.

- Он просил тебя слова песни напомнить, – говорит Сашка Жеки.

- Какой песни? – теперь уже удивляется Жека.

- А такой, – и Сашка затягивает своим бесконечно фальшивящим голосом «Из-за острова на стержень» - а потом громко смеётся.

- Я серьёзно! – обижается Жека.

- А если серьёзно Жека, то я и правда, не помню, что тогда говорил…

- А что такого ты сказал соседским мальчишкам, что они больше у забора и не показываются?  - продолжает допытываться Жека.

- А ты, значит, там уже побывал, Жека? - спрашивает Мишка.

- Угу… - кивает Жека, хитро улыбаясь.

   Мишка смотрит на Жеку и чуточку задумывается. Ему становится весело:

- А то, что я им сказал, тебе ещё рано знать!

- А что? - теперь уж допытывается Сашка.

   Мишка нагибается и шепчет Сашке на ухо.

   Тот вскакивает со скамейки и отбегает к ближайшим берёзкам, заливаясь смехом и хватаясь за живот.

- Так и сказал?! – вскрикивает он в перерыве между приступами смеха.

   Мишка кивает.

- Ну, что вы, ребята! Я же не маленький уже, я тоже хочу знать! – в голосе у Жеки и мольба и обида.

 - Можно я ему тоже на ухо скажу? – уже чуть успокоившись, но ещё на взводе, спрашивает Сашка у Мишки, и видно, что ему это очень хочется.

   Мишка пожимает плечами, что равносильно и да, и нет.

   Сашка подсаживается к Жеке и шепчет ему на ухо.

- Что оторвать? – переспрашивает Жека.

   Сашка давится от смеха и продолжает шептать.

- Кому скормить, каким собакам? – у Жеки совсем круглые глаза.

   Сашка опять шепчет ему что-то на ухо, и теперь уже и Мишке интересно, что это там за версию выдаёт Сашка.

- И что – всем сразу? – удивлён Жека.

   Сашка уже дрожит всем телом и, заливаясь смехом, выкрикивает:

- Нет, Жека, тебе оставить!…

 

 

 

   Они каждый день будут с утра стучаться в его комнату, подставлять свои плечи и выводить его на скамеечку под берёзами. А потом Жека будет бегать в столовую и приносить тарелки с едой и обязательным компотом, тихо вышагивая с подносом в руках, а Сашка приносить всё новые и новые игры, что по-видимому, не совсем законным способом, будут исчезать в этот день из группы его матери… А потом они будут бережно водить Мишку на перевязки в санчасть, и рассказывать смешные истории, в том числе и про гвоздь. И каждый раз эти истории будут становиться всё смешней и смешней. И каждый день они будут придумывать какие-то новые подробности. А потом вечером отводить его в комнату на второй этаж.

   Они будут делать это до тех пор, пока Мишка не сможет ходить сам.

 

 

 

           ---------------------------------------------------------------

 

  

                                                   Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА  

©Михаил Морозовский

 

  


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА