ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО (повесть). Глава 27 "ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО"

        Михаил Морозовский

 


                           ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО.

 

                                   (повесть)

 

 

     Глава двадцать седьмая.

 

      «ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО»

 

 

 

 

   Этот осинник стоит посредине большого пшеничного поля, и с просёлочной дороги почти не виден – лишь верхушки деревьев. Да и издалека он кажется совсем маленьким. А так как тропинок к нему вроде, как и нет, то мальчишки в него никогда и не заглядывали. Решили просто – раз туда никто не ходит, то и им делать там нечего.

   Да ещё и объездчик, что время от времени маячил вдалеке на лошади, их пугал. Они прекрасно знали, что за потраву полей им может здорово влететь и поэтому за грибами ходили только торёными тропинками.

 

 

                                              1.

 

 

- И зачем тебе два ведра-то, сорванец? Чего удумал-то? – кричала ему во след тётя Шура.

-  Тёть Шура, я за грибами, – уже немного  отбежав, останавливается Мишка (всё же застукали его, когда он решил втихую взять на кухне два ведра).

- А два-то зачем?

- А два и наберу! – улыбается Мишка, снова готовый бежать.

- Матери что сказать? - более милостиво к нему говорит тётя Шура.

- К обеду буду с грибами!

- Ну, ну… Поглядим… - смотрит тётя Шура, прищуривая от солнца глаза: - Ишь чё удумал, грибов-то нет, дожди всё спортили, а он – два ведра!.. – качает она головой, затем поправляет колпак, и уходит с крыльца на кухню, закрывая за собой лёгкие двери-рамы с металлической сеткой от мух.

 

   Сашка слёг с ангиной, что подхватил во время дождей, Жека уехал на выходные с тёткой в Новосибирск, и Мишка от нечего делать забрёл на стройку пионерского лагеря «Юбилейный» - давно его не могут закончить…

   В выходные дни здесь никого не было, и он решил прогуляться ещё дальше, туда, где ещё недавно стояла в летних лагерях воинская часть - а вдруг там солдаты что-нибудь да оставили?

   Большая площадь, с пятнами от палаток хорошо утоптала, но ничего на ней нет. Ну, совсем-таки ничего, только местами видно уже свежую молодую траву.

   Обойдя плац на второй раз, он обнаружил, что от стоянки машин, к еле заметному за большим массивом пшеничного поля осиннику, ведёт узенькая тропка. Он огляделся – никого. И тогда ему в первый раз и пришло в голову – «Надо сгонять в этот осинник, глянуть, может, что там оставили или припрятали солдаты, ведь это же они натоптали тропку».

   По тропе бежал как можно быстрее, оглядываясь по сторонам, не увидит ли его объездчик. Но того нигде не было.

   А вот в осиннике оказалась просто прорва грибов, в основном подосиновики и подберёзовики, а на опушке ещё и полянка с маленькими груздями! Но не ножа с собой, ни ведра… Ломать не хотел, решил – завтра с утра на кухне возьмёт два ведра и сюда!

 

   С трудом дождавшись этого завтра, Мишка сразу же после завтрака забежал на кухню, но там никого не оказалось «Видимо на ледник, за продуктами пошли», подумал Мишка, схватил стоящие на выходе два ведра и бегом скатился с высокого крыльца, где и услышал голос тёти Шуры:

- И зачем тебе два ведра-то, сорванец?..

 

                                              2.

    

 

   Сегодня он побьёт все мальчишеские рекорды – он принесёт два ведра грибов, а то, что их там, в осиннике значительно больше, Мишка и не сомневался. Больше было только на островах.

   Поле опять перебегал, как и в прошлый раз, чтобы не попасться на глаза объездчику. Поди, потом ему, татарину, объясни, что это не он натоптал эту тропинку. А то, что объездчик - злой татарин, да ещё и с кнутом, об этом не раз говорили взрослые. А бабки, те и вообще страшные вещи про него рассказывали, может, просто пугая мальчишек, а может и нет. «Осторожность не помешает» - думал на бегу Мишка.

   Собирать грибы было просто удовольствие - режь и складывай в вёдра, да ещё и на выбор!

   Уже добирая второе ведро, Мишка всё же обнаружил, то, из-за чего и была натоптана эта тропка – три больших аккумулятора, и куча всяких шестерёнок, гаек и несколько подшипников в узком тёмно-зелёном ящике, укрытых промасленной ветошью. Целое состояние! Вот где свинца можно набрать для рыбалки на всё следующее лето!

   И ещё одно открытие сделал Мишка в тот день – за этим осинником, совсем недалеко расположился второй, но тропки к нему Мишка не нашёл.

   Грибы давно собраны, ящик с запасными частями проверен не на один раз. Один подшипник (для показа ребятам) уже в кармане, и всего-то каких-то тридцать минут потребовалось. Идти сюда было втрое дольше.  

   Возвращаться ещё рано, может пробежаться до того околка – вот же он, не более тридцати метров по полю. «А вдруг, что и там. Две минуты туда, две - обратно…Вёдра можно оставить пока что здесь…»- размышлял Мишка, стоя у вспаханного края поля…

   Любопытство и свежие утренние силы взяли верх и Мишка пробежался.

   Но к его разочарованию - околок был совсем небольшим и грязным.   Посередине его было заросшее травой гнилое вонючее болото. По краям болота - жиденький осинник и больше ну совсем ничего интересного, кроме пары маленьких синявок, и те росли уже почти на самом поле. Так себе осинник, и заходить не стоило.

 

 

                                             3.

 

 

   Уже выходя на просёлочную дорогу, Мишка заметил объездчика, и немного струхнул, а вдруг тот видел, как он шёл по пшеничному полю, где не было тропинок. Он решил быстро добежать до тракта и там спрятаться в кустах в небольшом березняке на развилке дорог.

   Чем ближе Мишка к кустам, тем ближе к Мишке объездчик. И уже у самых кустов, Мишка решает, что спрячется в трубе, которая проходит внизу под насыпным грунтовым трактом.

   Нож бросает в кусты, вёдра ставит рядом (маскировать или прятать некогда), а отсюда каких-нибудь десять метров и до трубы. Мишка буквально ныряет в трубу, сразу немного отползает от её края и замирает. Слышит, как объездчик заезжает на тракт и что-то тихо напевая, едет в сторону Берегового.

   «Пронесло. Совсем в другую сторону… Это он по своим делам едет», – решил Мишка. И тут ему в голову приходит мысль  - проползти по всей трубе на ту сторону дороги. Они с мальчишками не раз заглядывали в эту трубу, кричали в неё, она эхом отзывалась. Бросали камни – труба глухо звякала. Но их всегда пугало то, что просвет с обратной стороны был почти не виден, видимо труба была или кривой, или что-то мешало с обратной стороны проникать сюда свету. Мишка проворно ползёт по трубе. На дне трубы немного гальки, веток и спрессовавшегося от времени уже твёрдого суглинка… Ага, вот оно, почему света почти не было видно – труба состоит из двух больших кусков, и в стыке расходится! Здесь торчит несколько металлических штырьков, и обрывок ржавой проволоки, видимо эту трубу всё же сгоняли с другой её половинкой, но со временем она в этом месте разломилась, и в образовавшуюся трещину уже насыпался приличный бугорок грунта и гальки, но проползти всё же можно, решает Мишка. Почти не задумываясь, он пытается протиснуться в очень узкий проход и видит, что вторая труба сильно просела, образовав небольшой световой эллипс, но голова и плечи всё же проходят. Он ощупывает дно второй трубы руками. Ага, дотянуться можно, правда там тоже насыпался грунт, и он чуть влажный, скользит. Опирается ногами – отталкивается, проскальзывает сжатыми плечами в узкое отверстие, и уже нащупав дно второй трубы руками, чувствует, что за что-то зацепился штанами. Слышит лёгкий треск ткани, а потом понимает, что ноги застряли и потеряли опору. Он больше не может ими оттолкнуться! Тот насыпавшийся бугорок мешает. А по верху трубы ноги просто скользят от влажного суглинка.

 

 

                                             4.

 

 

   Долго ли Мишка пробыл в таком неудобном положении – он не помнит. Помнит, что немного поревел, но слёзы быстро кончились и он попробовал позвать на помощь. Но кричать не получалось, так как в этом положении даже дышать было очень трудно… Помнит, что пытался продвинуться назад, но руки скользили по трубе, и их не во что было упереть... Помнит, что пытался двигаться вперёд, но одними руками это ему тоже не удавалось, а ноги предательски скользили по верху трубы пятками, и так и не находили опоры для толчка. А носками можно было лишь чуточку коснуться дна, и тогда слышно было, как шуршат камешки. А воздух спёртый, с ржавым привкусом металла, от которого постоянно кружится голова, делал своё дело, и ему, то и дело, хотелось закрыть глаза и уснуть…

   Из оцепенения его вывели голоса, что еле доносились с того конца трубы, где застряли ноги, или это ему показалось? Нет, вот теперь уже отчётливей слышно говорок двух женщин:

- Ты глянь, Петровна! Вёдра с грибами! Осинников-то сколько!

- А чего они здесь?

- Да, поди ж городские приезжали на машине, вон следов сколько, да и оставили второпях…

   Голоса еле различимы, но Мишке кажется, что он слышит буквально каждое слово. Он пытается крикнуть, но то ли страх предательски сковал голос, то ли этот бугор, что сильно давит ему на живот, то ли он, окончательно измучившись, просто выбился из сил, и потому кроме тихого мычания ничего не получается. И от этого он ещё больше пугается, а голоса женщин удаляются и совсем исчезают…

   С просвета вдалеке к нему подползает жаркий воздух, которым трудно дышать. Нет, им дышать просто не возможно, от него тошнит и ещё больше начинает кружиться голова. И снова клонит в сон…И снова какая-то временная дыра…

   И опять Мишка приходит в себя, и видит, что просвет впереди не такой уж и яркий и до него временами доходит теперь уже посвежевший воздух, хотя он тоже противный на вкус - и там, видимо, уже вечер, а он сказал, что будет к обеду!

   В это мгновение ему приходит на память то, что случилось с ним этой весной в Новосибирске, когда он возвращался домой после занятий в консерватории.

 

 

                                              5.

 

 

   Возвращаясь из консерватории, Мишка тогда не поехал обратно на трамвае (решил сэкономить деньги на кино), а пошёл по мосту через Обь пешком. Большой мост на середине сильно дрожал, (как Мишке тогда показалось), и когда по нему проходили тяжёлые машины, чудилось, что ещё немного и мост может рухнуть от этой тряски. А мост-то высокий. А река уже сбросила лёд, и по берегам уже зеленеющие пятна. «Надо спуститься к самой реке и пройти к вон тем домикам, что рядом с березняком, почти у открытой воды. Интересно, что там за лодки видны?» - думал Мишка, стоя на середине моста. И уже забывая свои страхи, он тогда пробежал оставшуюся половину моста и быстро спустился с высокого берега.

   До домиков осталось всего ничего, когда под ним затрещал уже гнущийся лёд, что покрывал внушительную площадку, отделённую от реки, оголившимся от снега и льда, песчаным плёсом. Мишка тогда замер, и лёд перестал трещать, но медленно продолжал проседать. Только Мишка начинал двигаться и лёд предательски трещал. Только он останавливался, и лёд всё быстрее и быстрее куда-то проваливался. И тогда он сделал несколько быстрых шагов и остановился, но треск на этот раз не прекратился, а лёд всё глубже и глубже проседая – дал трещины, и из них, как-то очень быстро, начала выходить вода. Она растекалась по льду, образуя вокруг него большую лужу, которая росла с каждой секундой. А потом Мишка сначала быстро и мягко начал проваливаться  куда-то вниз, а затем, там под ногами вдруг исчезла опора, и он по самые плечи ушёл под воду.

 

 

                                              6.

 

 

   Он до мелочей запомнил всё, что с ним происходило в тот момент. Он не кричал, не звал на помощь, так как понимал, что рядом нет никого. Он просто ухватился за кромку льда образовавшийся полыньи (с которого стекала вниз вода) и попытался выбраться. И ему это тогда удалось, но ровно наполовину. Как только он доставал себя из воды чуть больше - лёд тут же проседал и ломался. И он снова почти с головой уходил в ледяную воду. И снова выбирался. И снова кромка льда предательски начинала проседать, и это бесконечно повторялось, а спасительный край приближался чересчур медленно. Тогда он и не думал, что силы могут в любой момент покинуть его - ему просто захотелось всё это прекратить, вот сейчас и стразу! И тогда-то Мишке и пришла в голову мысль перевернуться на спину, и уж на спине попробовать вырваться из этого водяного плена.

   В очередной раз, когда он достал половину туловища из воды, и лёд, предательски затрещав, стал вновь проседать, он быстро перевернулся на спину, рывком поднял ноги из воды, сразу же попытался поставить их на кромку льда и быстро-быстро начал отталкиваться и руками и ногами. Ноги, несколько раз соскользнув с кромки, всё же успели во что-то упереться и, уже в следующее мгновение, как будто чья-то рука, оттолкнула его от уже большой полыньи. Ему удалось отползти от опасного места, а уж потом он перевернулся на живот и так на животе и дополз до края берега…

   Вот оно! Не ждать помощи… Перевернуться на спину и попробовать упереться ногами! Как он сразу-то не подумал об этом.

   Долго, ох, долго Мишка пытается повернуться. Но, то ноги не слушаются, то сильно ломит занемевшую спину, то руки устали…И всё же он уже на боку… Надо немного отдохнуть… «Только не спать, не проваливаться опять в эту дыру беспамятства», думает Мишка…

  По дороге проехала машина, труба сильно задрожала, в трещину посыпался грунт и в этот момент Мишка делает ещё один рывок, и вот он уже на спине. Но теперь голова оказывается низко, и кровь притекающая к глазам сильно режет их… А может это они от пыли так? Мишка чувствует, как от боли в спине у него выступают слёзы, и накапливаются на глазах, но смахнуть он их не может, так как руки подтянуть к лицу не получается, а слёзы, смешиваясь с пылью, сильно щиплют глаза… Надо перестать ныть… Да и в таком положении долго он не продержится. Он пытается оттолкнуться ногами… Раз другой… Третий... Чувствует, как тело медленно начинает сдвигаться с места и ноги наконец-то находят опору – остов приваренной к трубе проволоки… Первый раз нога сорвалась и больно ударилась. Второй раз он подготовился тщательней, предварительно прощупав ногой упор, теперь хороший толчок, и… О! Свобода… Он уже лежит на спине, на ровной площадке второй трубы. Надо чуть передохнуть, потом повернуться на живот и быстрее выбираться из этой западни!

   Быстро у него не получается, все движения почему-то вялые и медленные. Ползёт, часто останавливаясь, чтобы отдышаться и набраться сил. Сердце сильно колотится, в висках стучит, и почему-то гудит голова.

   Лишь на закатном солнце ему наконец-то удаётся выползти из трубы, и сесть на обочине.

   А потом он вспомнил о вёдрах с грибами и, перебежав дорогу, быстро нашёл нож, но вёдер с грибами на месте не оказалось. Ещё на что-то надеясь, он обошёл кусты кругом – пусто.

 

 

                                             7.

 

 

   Мишка не стал заходить на кухню, не потому, что боялся получить взбучку за долгое отсутствие, потерю вёдер и пропуск обеда и ужина, а потому, что у него просто не осталось сил на какие-то объяснения. Хотелось лишь одного – как можно быстрее добраться до кровати и лечь спать, и потому он, стянув втихую ключ, оставленный ему в коридорчике кухни, сразу поднялся к себе в комнату на второй этаж, осторожно прикрыл за собой двери и сел у кровати. Но дверь почти тут же распахнулась, и в комнату буквально вбежали его мать и тётя Таня.

- Ты где с утра пропал, сорванец - на улице уже темень! – как то уж очень громко сказала мать и тут же поджала губы – признак того, что она очень сердится.

   Мишка уже по дороге на дачи решил, что про трубу он никому ничего не расскажет, да и кто ему поверит…

- Лида, не кричи, ты посмотри, как парень умотался! – пытается сдержать её тётя Таня.

- И штаны ты опять изодрал! Да в кого ж ты такой?! Где ты так умудрился вывозиться?! Локти в крови! Опять по заборам лазил?

   «Если сейчас промолчу, то, конечно же, накажут, но не сильно. А вот за трубу может влететь основательно» - думает Мишка, опустив глаза и продолжая упрямо молчать.

- Ах, упрямец! Опять с мальчишками с соседних дач дрался, да? - не унимается мать и уже достаёт ремень из парадных Мишкиных штанов, что висят на спинке его кровати.

   Как не пыталась тётя Таня удержать его мать, Мишке всё же хорошо досталось, да ещё и с запретом - на следующий день никуда из комнаты не выходить. А потом его отправили смывать все свои дневные грехи в душ. Тёплая вода в баках душа к этому времени почти остыла, но Мишка старательно оттирал все свои чёрные со ржавчиной места, даже там, где ранки ещё саднили и мыло сильно щипало. Надо было исправляться…

   И было ему тогда и больно и горько – вот уж который раз за лето он довёл мамку до слёз.

 

 

 - Миш! Ты чего не выходишь? – кричал под окнами на следующий день Сашка, ещё с повязанным на горло тёплым шарфом.

- Да вёдра я вчера потерял…

- Чего?!

   Мишка обречённо машет рукой:

- Наказали меня. Завтра выйду.

- А вёдра где потерял?

- А, там… - Мишка махнул в сторону тракта, потом отошёл от окна. Дальше объясняться, не хотелось.

   Сегодня у него штрафной музыкальный час, и сейчас надо доставать этот противный баян и снова пиликать…

«И что они взрослые находят хорошего в музыке?» думает Мишка, раскрывая перед собой ноты с заданием на лето…

 

 

   Задание на лето... Разве может быть лето заданным, а счастье запланированным и занесённым в линованные детские тетрадки?  И как его, лето,  поместить  в квадратные клеточки? Могут ли упражнения на баяне заменить солнечный день  и встречу с бурундуками. Куда поместить большую рыбину и ту энергию, которая толкает на острова?

   Задание на лето… Может быть оно должно быть каким-то иным, летним, солнечным, с дождями и грозами, с играми и слезами, с радостью и огорчениями, но летним… Счастливым. Ведь лето для мальчишек это такое взрывное время , что ни в какие рамки и правила оно,  как ни крути, не умещается.

   Лето – это счастье! И всё...

 

 

 

              ---------------------------------------------------------

 

  

                                                Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА  

©Михаил Морозовский

 

 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА