ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО (повесть). Глава 25  "УТРО"

        Михаил Морозовский

 

 

         ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО.

 

                   (повесть)

 

 

        Глава двадцать пятая.

      

                                                «УТРО»

 

 

 

   Цветной дождь смывает зелёные иголочки сосенки и те, блестящими изумрудинками, падают вниз, тягуче, как краски. Кап, кап - тают иголочки и на их месте тут же появляются новые. Прямой ствол молоденькой сосенки сбрасывает ветки, превращается в гладкую тросточку, и от тросточке начинает отслаиваться тонкая, ещё нежная кора, превращаясь в различные геометрические фигурки. Отлетают и падают на землю, растворяясь на лету, ровные квадратики и шахматный узор, проявившись на мгновение, тут же смывается цветным дождём и завивается в искуснейшую змейку, из которой вновь вырастают веточки с иголками и невиданными цветками расцветают шишки. Кап, кап - капает цветной дождь, вновь купая иголки и расцвечивая их в различные оттенки зелёного, жёлтого, красного оттенков. Иголочки красного цвета собираются в пушистый комочек и на ветке появляется маленькая белочка, грызущая невиданно большой орех, из которого выпадают золотые монеты, и со звоном сыплются на землю, обгоняя цветные капельки дождя… Дзинь… дзинь… дзинь…

 

 

 

                                              1.

 

 

  Дринь, дринь, дринь - звенит будильник, каким-то непонятно глухим, совсем не музыкальным дребезжащим металлическим звуком.

   «И что так рано-то» - сквозь сон думает Мишка и снова проваливается в мягкую тёплую темноту.

   Рыжие иголки сыплются с ёлки, как будто сухой песок стекает в песочных часах, складываются в большую пирамидку. На пирамидку падает обронённая белочкой большая монета. Но прежде, чем она успевает коснуться пушистой пирамидки, та превращается в лисичку, которая и ловит монетку на лету, бежит к Мишке и касается его лица своим пушистым хвостом, а потом роняет монетку и та, со звоном, катится прочь… Дзинь,

дзинь, дзинь - стучит она по корням  тропинки, идущей сквозь сосновый лес. А лисичка, вновь касается лица Мишки пушистым, мягким хвостом и тихо, нежно, на распев говорит:

- Миша, вставай… Уже четыре часа. Ты просил разбудить тебя…

- Что, мам, почему так рано? – спрашивает сквозь сон Мишка.

- Уже четыре часа. Вы с ребятами собирались на рыбалку, на заре… Ты просил разбудить: - тихо шепчет мать, сидя на краешке его постели и расчёсывая длиннющую прядь ржаных волос: - Или передумал?

- Не, сейчас встаю,- тянется Мишка и опять закрывает глаза.

- Вон у лесенки уж Женя и Саша стоят, - говорит она, подходя к окну.

- Где? – подскакивает Мишка, и бросается к окну, но там ещё темно. Только под светящим фонарём выделяется кружок зелёной травы, сверкающий изумрудной росой на чёрном фоне ещё раннего утра.

- Нету же никого? – говорит Мишка маме.

- Кого нету? – улыбается мама.

- Жеки нет. Сашки нет, - зевает Мишка.

- Так ушли уже, вот только что стояли, - улыбается мама.

- Обманываешь, да? – недоверчиво смотрит на неё Мишка.

- А ты поди, да проверь, а потом мне расскажешь, обманываю или нет. А я ещё часик посплю. Только тихо собирайся, все ещё спят, - ложится она на кровать, укрывается одеялом и отворачивается к стенке: - Свет погаси, пожалуйста, когда уходить будешь.

   Мишка какое-то время сидит в раздумье, потом подходит к выключателю, гасит свет и начинает быстро и бесшумно собираться в темноте, время от времени выглядывая в окно, не появились ли там его друзья.

 

 

                                              2.

 

 

   У стены, где всегда стоят, выстроенные в длинный ряд, удочки старших и младших ребят, рядом с высоким крыльцом кухни, ёжатся старший Сашка и Генка.

- Ещё пять минут, и больше ждать никого не будем, - говорит Сашка: - Где твои гвардейцы?

- А где Витёк и Сева? – спрашивает Мишка, чтобы хоть чуть-чуть выиграть время.

- А эти лежебоки раньше восьми не встанут, – зевая, отвечает Генка: - Ну что, пошли? А то на зорьку точно опоздаем.

   Они разбирают удочки, смотрят на Мишку.

- Ты идёшь, или своих ждать будешь? – спрашивает Сашка.

   Мишка, как можно медленней, как будто ищет, начинает перебирать стоящие удочки, и в это время из-за угла выскакивают запыхавшиеся Сашка и Жека.

- Всё, пошли, - радостно говорит Мишка, и тут же находит свою удочку.

   Тропинка в сосновом лесу, что ведёт на песчаную дорогу к морю, в темноте почти незаметна. В просвете деревьев наверху тёмное небо начинает слегка сереть, отделяясь от размытых контуров чернеющих крон.

   Старший Сашка торопит:

- Пацаны, прибавьте шаг, и так задерживаемся…

   Лес совсем чёрный, и необычно тихий. Лишь изредка где-то в глубине коротко свистнет одинокая просыпающаяся птичка.

   В стороне от дороги глухо ухнуло и захлопало крыльями, а потом что-то совсем близко к ребятам пролетело, но в темноте так никто и не увидел, кто же это…

- Сова, что ли? – спросил испуганно Жека.

- Наверное, - сказал Мишка и взял Жеку за руку: - Давай Жека, быстрее, а то уж старших не видать. Отстаём!

- Я и так бегу, - оправдывается Жека, но шаг всё же прибавляет.

   На море вышли, когда уже небо из чёрно-серого превратилось в тёмно-серое и контуры купалок, чуть утонувшие по низу в лёгкой серо-белой дымке, стали вполне заметны, хотя и не чётки.

   Перед входом на мосточки старший Сашка остановился и тихо сказал:

- Пацаны! Не шумим, говорим только шёпотом, по мосточкам не топчемся. Выбрали место, встали и стоим до клёва. Всё понятно?

   Мишка, Сашка и Жека кивают головами.

- Ну, раз понятно, пошли, - поворачивается он и первым мягко ступает на мосточки малой купалки.

 

 

                                              3.

 

 

   Расположились почти в полной темноте, выбрав каждый своё привычное место – старшие на большой купалке, младшие – на малой. Так же в темноте насадили червей и, в полной тишине, один за другим раздались пять лёгких, чуть слышных шлепков по воде.

   Поплавков почти не видно.

   Зато уже видно, как вдалеке моря начинает чуть светиться тёмно-серая полоса с нечётким верхним контуром и как по линеечке проведённым чёрным основанием. Теперь небо уже не сливается с морем и они имеют разные тона. Постепенно полоска становится тёмно-коричневой, а небо начинает светлеть и из чёрно-серых тонов плавно переходить в серые. Вот уж и чайку видно, что ещё тёмным пятном пролетела низко над ещё чёрной границей воды.

   Теперь уже еле заметно меняются и тона моря, а небо постепенно наливается багряным светом, «словно бы в стакан наливают томатного сока» - думает Мишка, следя за диковинным зрелищем. Почти всё небо быстро сереет, и теперь искусный художник в серое начинает примешивать ещё и синие цвета, правда тона ещё не совсем чистые. Мишка вспоминает свой сон, и как в нём мешались краски, но, то было во сне, а вот теперь он наяву видит такие же чудеса...

   Над красной полоской, что касается края моря, появился оранжевый разлив, как будто невидимый художник делает осторожный, неуверенный мазок. А чуть ниже красной, уже ближе к морю появляется как бы серая дымка, но воды не касается…

   Море меняет цвет с чёрного на чёрно-зелёный, и теперь на воде можно уже ясно различить серые нечёткие контуры головок поплавков, те замерли и не шелохнуться.

   Вода гладкая, как зеркало, но только тёмное зеркало, ещё не отражающее небо. Дымка над ней постепенно рассеивается и теперь на глади появляются тёмные отражения контуров деревянных столбов, на которых расположены мосточки купалки и на столбах видно как вода очень медленно по ним поднимается чуть вверх и, оставляя на кругляках влажный глянец, так же медленно спадает…. Дышит… Дышит море. Начинает оживать…

   С берега уже доносится чуть слышный одинокий плеск, но совсем-совсем мягкий, тающий в тишине.

   Поплавки до этого стоящие без движения, начинают еле-еле ползти по ещё тёмному зеркалу воды. Но очень медленно, еле заметно…

   Жека стоя, засыпает и роняет удочку, но сам же её и подхватывает, та лишь слегка брякает о перила купалки, и снова почти полная тишина, только теперь чувствуется лёгкое движение воздуха.

   Оранжевая полоска неба начинает расползаться и вздуваться в центре, меняя цвет на оранжево-жёлтый. Справа, сверху от этого вздутия отчётливо виден оранжевый контур нескольких маленьких облаков, медленно скользящих к берегу… Очень медленно. Ещё несколько минут и они начинают отражаться в светлеющей зелени воды.

   Чёрный контур берега расслаивается на серо-коричневый обрыв, и ещё чёрную высокую полоску сосен, в которых начинают проявляться серо-жёлтые ещё размытые контуры стволов.

   С берега, из бора доносятся голоса просыпающихся птиц. Один… Другой… Потом два голоса начинают вести перекличку, сначала вяло, а потом всё активней и активней. К ним добавляются новые голоса, и вот уже сереющий на глазах лес начинает оживать, петь свою утреннюю песню. Чуть заметно качнулись вершины сосен, до этого замершие, как на картине.

   Серое небо продолжает менять свои тона, а на воде уже заметны первые цветные блики.

   Теперь уже лица всех ребят видны отчётливо и Мишка с удивлением отмечает, что ни один из них не смотрит на поплавки, все любуются магией великого волшебника, искусно меняющего цветовые тона на всё более мягкие, всё более светлые, приятные глазу.

   По воде разливаются красно-розовые блики, и поплавки медленно меняют цвет с серо-белого на светло-розовый, и уже в воде видны их цветное зеркальное отражение.

   На небе, чуть выше серой полоски в бордовом разливе появляются жёлтые оттенки, которые плавно перетекают в ярко-жёлтые цвета и уже чуть заметен пока ещё не чёткий контур горбинки, которая с каждой минутой растёт, становится всё чётче, всё ярче. Там кто-то медленно начинает надувать яркий воздушный шарик, и капля оранжевого начинает расползаться на жёлтом, поднимаясь всё выше и выше от кромки моря. Гладь воды перестаёт быть немым зеркалом и уже заметно её глубина, и красные тона бликов меняются плавно на оранжево-жёлтые, и вот уж через светлеющий верхний слой видны верхушки водорослей, растущих  близко к столбам купалки. И облака обретают оранжевый контур, меняют свой тон прямо на глазах. Диво…

   Берег уже чётко разделился на ещё тёмную, но уже жёлтую полосу песка, более тёмный береговой обрыв, но с розовым отливом, и стволы сосен ярко желтеют теперь уже на объёмной темноте бора. А вершины сосен переходят из тёмно-зелёного в розовые цвета, и над ними уже синеющее, хотя ещё и с серым отливом небо.

   Сашка закрепив удочку, и подходит к Мишке:

- А клёв-то будет? – тихо шепчет он, глядя уже на выходящее солнце.

- А, как будет, так и будет, – говорит Мишка: - Вон какая красота встаёт! Я такого ещё и не видел…

   Старшие ребята тоже закрепили удочки и стоят рядом друг с другом, Генка приложил руку козырьком и, не отрываясь ,следит за уже быстро меняющийся цветовой гаммой, и Мишка видит, как Генка буквально впитывает в себя эти цветовые трансформации.

   Ярко-жёлтый, почти чёткий контур солнца, вышедший больше, чем на половину, становится по середине совсем светлым, и на него уже трудно смотреть без сильного прищура. Небо с каждой минутой набирает всё более синие тона, вода меняет цвет с тёмно-зелёного на серо-сине-зелёный, по ней бежит первая рябь, и купаются золотистые чешуйки, светлой дорожкой ещё без определённых границ, тянущиеся от горизонта к купалкам.

   Солнце встаёт. Ещё мгновение и оно отрывается от серой кромки, отделяющей его от воды, и тут же, размытая до этого, дорожка приобретает чёткий прямой контур золотистой тропинки, что бежит с одного берега моря к другому.

   Птицы начинают своё соревнование в красноречии.

   Первая волна чуть тревожит до этого почти немой берег, шурша песком, и оставляя нежную пену, которая через мгновение тает, плавно отбегает назад.

   Сашка с Генкой сидят на перилах, и теперь уже любуются изменяющимся цветом соснового бора, сквозь ближние стволы которого свет прорывается в темноту, роняя длинные дымчатые тени.

   Мишка тоже поворачивается спиной к солнцу и смотрит на светлеющий бор.

   «Хоть картину рисуй» - думает он, стараясь запомнить, сколько же появилось оттенков жёлтого и коричневого. Как розовое смешивается с жёлто-золотым, а потом быстро-быстро уступает место светло-зелёному.

Сколько оттенков у бора. А он этого раньше и не замечал. Лес уже чуть качает кронами и видно как плавно, мягко, скользят маятники жёлто-коричневых стволов величественных сосен. Вот и лес проснулся, вслед за морем. И солнце начинает греть Мишкину спину.

 

                                                4.

 

   Самая большая сосна на краю высокого, клином выступающего в море мыса, покачнулась, и начала плавно наклоняться, как в замедленной съёмке. Комья земли шумным всплеском ударились о кромку моря, а сосна, сильно накренившись, так и остановилась, слегка дрожа своим огромным, чуть изогнувшимся и отразившимся в зеркале воды, стволом…

- Саш, ты за удочкой присмотри, я сейчас, – тихо шепнул Мишка и, сбросив обувь, стараясь не шуметь, побежал по мосткам купалки…

   По ещё мягкой утренней хвое, что плотно устилала землю, он быстро добежал до мыса прямо к сосне, что только что склонилась над водой. Здесь был виден свежий слом земли и через него проглядывали толстые, местами добела оголившиеся корни. Мишка спустился в слом и сильно толкнул ногой ствол. Тот не шелохнулся.

   Тогда он быстро, по кошачьи на четвереньках пробежался почти до середины, там, где первые толстые ветки разлаписто глядели в разные стороны и, уцепившись за одну из них, поднялся во весь рост. Внизу уже блестела вода, у берега, чуть замутнённая, а под кроной было видно песчаное дно. Вверху небо становилось голубым и до бесконечности прозрачным.

   Там, вдали, солнце уже совсем оторвалась от моря, и жёлтым шариком плавно катилось на небо. С бора с лёгким туманом шёл такой вкусный сосновый дух, что сердце невольно начинало петь какие-то звонкие ноты, не слышанные им доселе…

«А море то, пожирает бор», - будто молнией мелькнула у Мишки в голове мысль: - «Но делает это вот так элегантно. Тихо»…

 

 

   Новый день начинался мягкой волшебной сменой утренних оттенков, пьянящим духом соснового бора, бескрайним зеркалом ещё спокойного моря и полётом, на чуть качающемся могучем стволе…

   Красота…

 

  

 

           -------------------------------------------------------------

 

 

                                                Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА  

©Михаил Морозовский

 

 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА