ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО (повесть). Глава 22 "ОТЕЦ"

          Михаил Морозовский

 

 

           ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО.

 

                     (повесть)

 

 

          Глава двадцать вторая.

 

 

                                                 «ОТЕЦ»

  

 

 

 

    На дачах это событие зовётся мужским днём.

   С утра, иногда ближе к обеду, появляется продуктовая машина и в кузове у неё всегда полно мужчин. Некоторые мужчины идут небольшими группами, или по одиночке по дороге, ведущей из Борового – это те, кто добирались или на автобусе, или на попутках.

   Мишка заметил, что все женщины в этот день одеты более нарядно и опрятно, и чуть суетливее обычного.

   Младших ребят в этот день тоже одевают во всё чистое и с дач не отпускают.

   Все ждут пап, а потом на какое-то время дачи пустеют…

 

 

                                              1.

 

 

   Но уже вскоре видно, что все мужчины заняты каждый своей работой. Вот и сейчас - дядя Ваня, муж тёти Тани, с молотком и мелкими гвоздиками, зажатыми между губами, поправляет металлическую сетку на окне кухни, а муж тёти Вали, дядя Саша, тащит мешок с картошкой с ледника.

   Мишкин отец тоже без дела на дачи не остался - он  набрал кучу ножей на кухне и идёт за столик под берёзками, где его уже ждёт Мишка.

- Пап, а купаться пойдём!

- А как же! Вот сейчас ножи наточим, поправим их, мужиков подождём и все вместе большой компанией и пойдём.

   Мимо проходит отец Сашки – дядя Слава, капитан ВВС. Он всегда в форме и фуражке с кокардой. Поравнявшись с отцом, он резко поднимет правую руку и отдаёт ему честь. Отец тоже прикладывает руку к воображаемому козырьку, так как на нём тюбетейка. Мишке не понятно пристрастие его отца к тюбетейкам, а ещё ему не понятно, почему отец Сашки отдаёт честь только его отцу, а отец всегда в ответ салютует дяде Славе, но спросить об этом он не решается.

 - Пап, а ты в плавках будешь купаться или в трусах? – спрашивает Мишка. Он помнит, как прошлый родительский день все мужчины ходили большой компанией на купалки, жгли костры, вялили рыбу и купались. Все взрослые тогда плавали в плавках, а отец пошёл в воду в больших чёрных семейных трусах.

- О, Володя пошёл, ершей своими бреднями ловить! – пошутил тогда дядя Ваня.

- Володь, улов-то после покажешь? – смеялся дядя Саша.

- Я бы показал, да вы ж окосеете, - смеялся отец, входя в воду.

   Мишка так и не понял тогда, почему это все должны окосеть, но плавки ему нравились больше.

- Да нет, плавки я, пожалуй, тебе оставлю, потом мать перешьёт. А я уж, так привык, по-солдатски, в трусах. Оно мне так удобней, что ли… - улыбается отец, раскладывая перед собой на низеньком деревянном, крашенном зелёной краской, столе кучу ножей, сортируя их по размеру.

- А, ты, что, в трусах уж стесняешься купаться, да? – спрашивает Мишку отец.

- Да как-то неудобно уж… Все мальчишки в плавках а я всё в семейниках на пляж хожу.

- Ну, это дело поправимо… - улыбается отец.

 - Пап, а ты мне ножик купишь?

- Миш, а зачем тебе нож?

- Тросточки вырезать, за грибами ходить… Я вот пистолет хочу себе сделать, как в кино у немцев видел.

- Пистолет? – отец на минутку кладёт все ножи на стол. Сидит, молча смотрит себе под ноги. Мишка знает, что отец воевал, и у него много медалей, и есть даже орден. Так много медалей, что у всех мужчин вместе взятых, что приезжают на дачи, нет столько наград. Даже у дяди Славы, Сашкиного отца, и то на орденской планке меньше лычек, чем у его отца, Владимира. Мишка это точно знает. И очень этим гордится. Он только никак не поймёт, почему отец так редко надевает свои награды, а точнее - всего лишь раз в году, в День Победы, ведь это так ему идёт. Он сразу как-то выпрямляется, и даже, как Мишке кажется, становится моложе. И улыбка у него в этот день какая-то другая.

   Знает Мишка и то, как сдержанно отец относится к оружию, и вообще не смотрит фильмы про войну. Он не может. У него сразу наворачиваются слёзы на глазах, и он уходит в другую комнату.

   «Ну вот, зачем я брякнул про этот пистолет?.. Мог бы и кухонным ножом обойтись…» - думает Мишка.

 

 

                                              2.

 

 

   Чтобы отвлечь отца от размышлений, Мишка вытаскивает свою реликвию – монету, и тихо кладёт её на стол, ничего не говоря.

   Отец поднимает взгляд с земли, смотрит на монету, потом на Мишку, снова на монету. Берёт её в руки.

- Эту ты, что ли нашёл, Лида говорила?

- Да! Пап, она золотая? – спрашивает полушёпотом Мишка.

 - Сейчас увидим, какая она…- отец вытаскивает из своего саквояжа, что возит с собой на дачи, принадлежности для заточки ножей, аккуратно их раскладывает на столе. Потом достаёт маленькую круглую баночку, открывает её. Достаёт из неё какую-то серую тряпочку, чуть трёт о зелёный кусочек вещества, похожего на твёрдый пластилин, что находится внутри баночки и, надев очки, мягкими, не торопливыми движениями начинает шлифовать монету сверху, придерживая её двумя пальцами другой руки.

   Долго трёт монету отец, то с одной, то с другой стороны… Мишке очень хочется посмотреть, что там с монетой получилось:

- Пап, дай глянуть?!

- Терпение, сына, терпение… - говорит отец и продолжает монотонно шлифовать поверхность монеты.

   Потом снимает очки, достаёт из сумочки раскладное увеличительное стекло и долго смотрит внимательно на монету.

- Ну, что – золотая? – нетерпеливо спрашивает Мишка.

   Отец откладывает в сторону увеличительное стекло, поднимает голову и долго щурится на солнце, и уж только потом с улыбкой смотрит на Мишку:

 - Нет, сына. Она не золотая. Медная. Две копейки. Правда - очень старые. Царские...

- А она ценная? – с последней надеждой в голосе спрашивает Мишка? – На неё можно что-нибудь купить в магазине?

- В магазин её не возьмут, сына. Она сейчас, разве что, для нумизматов, или музея представляет какую-то ценность, и то вряд ли. Он протягивает монету Мишке.

   Расстроенный Мишка принимает из руки отца монету, тут же зажимает её в своей ладошке и тихо вздыхает. Отец треплет его по голове:

- Что вздыхаешь-то?

- Пап, а иконы имеют какую-то ценность? – неожиданно для самого себя, спрашивает он отца.

 - Что, и иконы нашёл? – спрашивает отец, внимательно глядя на Мишку.

- Не, я про иконы просто так спросил, от деревенских ребят слышал…

- И что слышал? – допытывается отец.

   И тут Мишка вспоминает, что давал слово молчать и никого в эту тайну не посвящать.

- Да просто говорили они как-то между собой, что иконы есть ценные, и даже в золотых и серебряных окладах.

- Где есть-то? – допытывается отец, продолжая строго смотреть на Мишку.

- В церкви, что ли они видели, я не понял, - как-то не уверенно отвечает Мишка.

   Отец вновь опускает голову, думает какое-то время, потом глядя Мишке прямо в глаза, говорит:

- Про иконы ничего сказать не могу, как-то не интересовался этим… Да и не время ещё, наверное… не принято у нас как-то иконы-то держать.

- А у деда с бабкой, когда в Боровом жили, иконы были в углу комнаты, напротив дверей, - говорит Мишка.

- А им  можно, они старенькие уже… - отвечает отец. Глядя куда-то в сторону.

   А вот теперь Мишка чувствует какую-то неопределённость и неуверенность в голосе отца:

- И что, они тоже не ценные были?

- Да как сказать... Ценность у них другая, не в рублях меряется… - подбирает слова отец.

- Как это – не в рублях? – удивлён Мишка.

- Ценность в них скорее духовная. Вера в них… Надежда… - ищет слова отец, и видит, что Мишка пока его не понимает.

 - Ну, вот молятся дед с бабкой на них и верят, что они помогут им в жизни, силы дадут, здоровье укрепят деду…

- не знает отец, как ответить Мишке. Не находит нужных слов.

- А врачи?

- Что врачи?

- Так ведь деда врачи сейчас лечат и ему, вроде как лучше стало, - говорит Мишка: - Правда он всё равно плохо ходит, только на костылях… - вздыхает Мишка.

- Да, врачи, конечно же, помогли, подняли его на ноги, но без веры в это он вряд ли встал бы, - говорит отец.

- А что – веру ему иконы дают? – спрашивает Мишка.

- И иконы в том числе, - отвечает отец.

- В каком числе? – удивляется Мишка.

- Ох, что-то ты сложные вопросы сегодня задаёшь, я вот так сразу-то и не готов ответить, - улыбается отец.

- А когда? – спрашивает Мишка.

- А дай подумать малёхо? – улыбается отец.

- Как в шахматах?

- Ну, можно и так сказать, - хлопает по плечу Мишку отец.

- А в золотом и серебряном окладе иконы есть? – продолжает допытываться Мишка.

- Есть…

- А ты видел?

- Да, видел.

- А оклад – это что?

- Это как они отделаны сверху рисунка, каким материалом, - отвечает отец: - Да тебе-то зачем это всё? – и Мишка видит  на лице у отца снова удивление.

- Да так… Спросил просто, – отвечает Мишка, разжимая руку и глядя на блестящую тяжёлую монету, что переливается на солнце рыже-красными тонами.

- А золото какой цвет имеет? – снова спрашивает он отца.

- Светло-жёлтый, жёлтый с красноватым оттенком, - отвечает тот.

- А серебро?

- Светло-серый, серебристый. Что-то ты меня сегодня засыпал вопросами… Давай так договоримся, ножик я тебе куплю, только дай слово, что на плохое дело ты его использовать не будешь?

- Даю! – подскакивает Мишка: - Даю честное слово!

- Ну, вот и договорились, а сейчас беги, поиграй, а то у меня вон ещё, сколько работы, - и он взглядом окидывает большую горку ножей, а потом снова ныряет в саквояж и достаёт точильные камни, кожаный круг и ещё что-то непонятное и незнакомое Мишке...

 

 

   Вечером они втроём с мамой пойдут купаться на море, а потом до самой темноты будут резаться с отцом в шахматы, сидя за вот этим самым столиком, и отец будет слегка нервничать, прибаутничать и смеяться, когда партия будет складываться не в его пользу, и откровенно радоваться, когда выигрывать. Он уже давно сражается с Мишкой по настоящему, без всяких поддавков и скидок на возраст.

   А потом рано утром мужчин будет ждать продовольственная машина, и отец высоко подняв его, поцелует в губы, сильно кольнув при этом своей щетинистой щекой, потом поставит на ноги, легко и быстро запрыгнет в кузов и будет махать ему рукой, до тех пор, пока машина не выедет за территорию дач.

   А потом Мишка будет опять ждать, когда пройдут положенные две недели и отец снова приедет к ним с мамой на дачи…

 

  

 

                 -------------------------------------------------------

 

  

                                                Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА  

©Михаил Морозовский

  

 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА