ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО (повесть). Глава 18  "ШАЛАШ"

          Михаил Морозовский

 

 

          ЗАДАНИЕ НА ЛЕТО.

 

                     (повесть)

 

 

          Глава восемнадцатая.

 

                   «ШАЛАШ»

    

                        

 

    Лета без сюрпризов и открытий не бывает, иначе какое это лето! Правда, сюрпризы бывают разные, когда хорошие, а когда и не очень. Вот вчера ещё было, стояло здесь и, кажется, никуда деться не могло, ан, нет – исчезает.

   А иногда мы делаем то, что вроде бы и будет нашим, и радует нас, но в карман не положишь, с собой не унесёшь. Но делаем же, радуемся. На то оно и лето!

                     

 

                                              1.

 

 

   Утром, на месте палаточного городка военных, Мишка обнаружил только ползающего по траве Жеку.

- А где солдаты? – спросил он.

- Уехали. Утром пришли две машины, они быстро собрали палатки, погрузились и уехали, а мне сержант дал вот это, - Жека полез в карман и оттуда достал маленькую картонку с дырочками, в которые вставлены пять золотистых значков войск связи для петлиц.

- А что по траве ползаешь? – спросил Мишка.

- Так их было шесть, по два каждому, сказал сержант. А я один значок  достал и обронил, когда помогал им таскать вещи, сквозь слёзы говорит Жека.

   Мишка тоже становится на четвереньки и начинает искать маленький золотистый значок. Вот за этим занятием их и застаёт вышедший и ещё зевающий Сашка.

   По плану сегодняшнего дня у них было строительство шалаша, который они в силу различных непреодолимых причин уже неоднократно откладывали на потом. И вот так получилось, что у девчонок уже был свой шалаш, у старших мальчишек даже два, а у них только выбранное место, с наваленной грудой наломанных ураганом веток.

   Но прежде чем начать своё строительство, они, по предложению Мишки, с утра, пока ещё старшие мальчишки и девчонки на дачах, пошли знакомиться с устройством уже готовых шалашей. Потом вернулись на завтрак, а уж после, сидя на ближайшей песочнице, чертили на рассыпанном тонким слоем вокруг песочницы песке план своего шалаша и спорили о том, каким ему быть.

- У старших мальчишек шалаши построены очень просто, четыре палки в основании, и перекрещиваются вверху, вот так. Здесь перекладина между ними и всё! Вот так и сделаем: – чертит Сашка: -  Только он у них буквой «Т», а нам этого не надо, он стирает ногой ненужную, по его мнению, часть шалаша.

- А у девчонок ещё проще,- говорит Жека: - У них только тент натянут на четыре палки, да одна стенка из веток. За час такое и мы сделаем.

   Мишка молча чертит палочкой на песке каркас будущего шалаша, и лишь потом начинает разъяснять, что он задумал.

- То, что у девчонок, нам не годится, всё открыто, разве, что от солнца спрятаться можно. Но не от ветра, ни от дождя он не спасёт. У старших мальчишек шалаш большой, но очень низкий, там всё ползком, да и дверей у них нет, и окон, и трава везде свисает, а значит, в дождь тоже потечёт.

   Мы же сделаем вот такой каркас из толстых веток, скрепим их обрезками проводов, что остались в углу хоздвора после военных. Потом переплетём тонкими ветками, а потом на крышу уложим сначала слой травы, потом слой папоротника, и снова слой травы. Хвойные ветки используем на стены, а внутри тоже переплетём тонкими ветками и травой. Подстилку сделаем только из травы, там не далеко полянка и трава высоченная, Жеку скроет, и душистая очень. В шалаше пахнуть будет приятно.

- Так мы за один день не управимся, – говорит Сашка. Может попроще, как у старших?

 - Зато у нас будет похож на палатку военных, и в нём будет удобно сидеть небольшой компанией, а в центре можно будет даже стоять – подводит итог Мишка.

- А где топор возьмём? – спрашивает Жека.

- Топор стащим с пожарного щита, что у летней кухни, вечером вернём. Нож один возьмём на кухне, другой у меня припрятан, а вот плоскогубцы, Жека, тебе придётся выпросить у электрика, что рядом с тобой живёт…

 

 

                                              2.

 

 

   Решено было к будущему шалашу подходить тайной тропой, чтобы следов с дороги не оставлять. В обязанности Жеки входило натаскать папоротника, что находился прямо за дорогой лесника, и высокой пахучей травы, что росла прямо в противоположном  месте. Жека выбрал сначала папоротник, взял нож и ушёл.

   Мишка с Сашкой выкопали топором четыре лунки и вставили в них невысокие толстые палки, что будут служить основанием стен, затем ещё четыре лунки, в которые вставили палки по длиннее - здесь будут основной проход и запасной, потайной выход. Затем долго искали длинные ровные палки для перекрытия крыши. Затем искали Жеку…

   Жеку увидели ползающего по небольшой полянке,  рядом с ним была охапка нарезанного папоротника.

- Ребя, глянь какие большие муравьи! – восторженный Жека даже не заметил разочарования на лицах Сашки и Мишки. Те, переглянувшись, подняли нож, и пошли сами резать папоротник.

   В первый день им удалось собрать весь каркас, и перевязать его проволокой, да натаскать папоротника.

   Второй день шёл дождь…

   И третий тоже…

   И лишь на четвёртый день, со свежими силами они принялись вновь за работу. К вечеру весь каркас переплели тонкими ветками, и осталось уложить только на потолок и стены траву, что уже небольшим стогом возвышалась рядом с шалашом. Правда, за травой теперь ходили втроём, так как Жеку одного было посылать бесполезно. Прошлый раз на поляне с высокой травой он обнаружил ящериц и полдня гонялся за ними по всей полянке. Полянку вытоптал до основания, но всё же поймал одну из них, и вместо травы принёс, слегка придушенную, и, втихаря, засунул Сашке за воротник. После чего Сашку тоже пришлось ловить в молодом сосняке, а потом отыскивать по кустам его рубашку и майку, что он сбросил с себя на бегу. А потом всем чиститься от паутины, что была в изобилии напутана меж молодняка, да снять с друг друга добрый десяток мелких пауков.

   Они стояли все трое спиной к дороге, и любовались изящным большим каркасом шалаша и думали, как же они будут так высоко поднимать траву и укладывать её на крышу, когда вдруг за спиной услышали низкий тяжёлый рокот лесника:

 - Ну, вот, это дело. Все ветки собрали, лес почистили. За это хвалю…

   Жека струхнув, отскочил и сначала спрятался за те сосны, что стояли у задней стены будущего шалаша, и накрывали его полностью от дождя своими пышными разлапистыми ветками, а потом, видя, что опасности нет, вышел из укрытия, но так и остался стоять, чуть поодаль от остальных.

- А как крышу-то крыть собираетесь? – спросил лесник.

- Вот и думаем…- ответил Мишка.

- А ты, стало быть, мой старый знакомец, и тебя Мишкой кличут. Рад, что не босятничаешь больше. А крыть начинайте снизу, вяжите траву в небольшие снопы, и протаскиваете сквозь обрешётку каркаса. А следующий слой кладите так, чтоб накрывал чуть предыдущий. А верх кройте со стула, аль скамеечки какой, или берёзовый кругляк прикатите. Вон там вчера берёзу, павшую от ветра, пилили, заодно у вас и столик будет. Да курить не смейте, и огонь не разводите, а то ведь я знаю, где тебя искать-то! – улыбнулся лесник Мишке, и похлопал его по плечу.

- Ну, бывайте, строители…

   Лесник, тихонечко ступая, даже не шурша травой, не треща ветками, скрылся в молодняке сосен, что отгораживал шалаш от дороги, а Сашка бросился с расспросами к Мишке:

- А откуда он тебя знает? Когда ты с ним успел познакомиться?

- Да было дело в первый день, - уклончиво ответил Мишка: - Давайте за кругляками собираться.

- Это он тогда по зелёной дороге шёл за нами, с ружьём, до самой землянки, – догадывается Сашка.

- Похоже, - улыбается Мишка.

   Уже подходя к месту павшей берёзы, увидели старших ребят, они тоже выбирали себе для шалаша кругляки, и укатили пару самых больших, проверив их предварительно, подходят ли они друг другу по размеру.

Ждали, пока они не скроются, не хотели выдавать своего шалаша. Потом тоже выбрали пару подходящих по размеру чурбаков и покатили их по дороге.

 

 

                                              3.

 

 

   На перекрытие шалаша травой ушло ещё два дня. Особенно намаялись с крышей, пришлось подсаживать Жеку, а тот оказался тяжёлым, и его два раза роняли, после чего Жека наотрез отказался быть верхолазом, и на время смылся, от греха подальше, в лес, и вернулся уж тогда, когда  Сашка с Мишкой перекрывали последний пятачок. А уже потом делали дверь, что оказалось не совсем простым занятием. По замыслу дверь должна была быть незаметной, и запираться изнутри, через потайное отверстие. Долго искали и спорили, как она должна открываться, пока не придумали, закрепить её вверху, так чтобы отрывалась она только снизу, и то, если не заперта изнутри.

   Закончив с дверью, залезли в шалаш и усталые улеглись на душистую подстилку.  Долго молчали, оглядывая весь шалаш изнутри и наслаждаясь своей работой, как вдруг, все разом вздрогнули…

- А что? Неплохая работа! – услышали они голос из открытого входа, а затем в проходе показалось голова старшего Сашки, а в окне лицо Генки.

- От это они нас обскакали?

   Они оба забираются в невысокий лаз, Генка присаживается и оглядывает внимательно шалаш изнутри, а Сашка встаёт и упирается, чуть наклонив голову, в верхнюю балку шалаша.

- Ты гляди, Ген, я в нём в полный рост стою! – восторженно говорит старший Сашка: - Ну вы, мальцы, даёте. А у нас только ползать можно! Теперь в гости будем ходить!

- Ген, Саша, вы только Витьку с Севой не рассказывайте про наш шалаш, ладно, - просит их Мишка.

 - Лады! – говорит Генка. Давно строите?

- Неделю уже, - невесело отвечает младший Сашка.

   Старшие ребята вскоре ушли, а мальчишки набросав себе свежей травы и, устроив три лежака, закрыли вход шалаша изнутри и развалились в душистой полутьме, чуть освещённой светом, проникающим в проём единственного небольшого окошечка.

- Миш, а давай сказку, - мечтательно просит Жека: - С хорошим концом, - добавляет он после небольшого раздумья: - И чтобы страшилок в ней совсем не было. А то тётка как начнёт свои сказки на ночь рассказывать, так и спать не захочешь… А тут дух приятный, мечтательный, - закрывая глаза, почти шёпотом произносит Жека последние слова.

- А что, и правда, давай сказку, про то, как мы шалаш строили, – говорит Сашка.

- Ну, про шалаш я ещё не придумал, - говорит Мишка, а вот есть у меня сказочка про любимое дело, ну то, что с душой делаем, - говорит Мишка.

- Как мы шалаш строили? – спрашивает полусонно Жека.

- Ну, можно и так – задумывается Мишка.

- В некотором царстве, в некотором государстве – подсказывает Сашка, улыбаясь, начало сказки.

- Не, не так,- улыбается  Мишка, - А вот так:

 

 

                                              4.

 

 

   «Жил в одной деревне мужичок. Так себе мужичок: не большой, не маленький, не худой, не толстый. И одёжка на нём была ни старая, ни новая. И изба у него была не крашена, не стругана.

   И за что бы мужичок не брался, всё у него выходило то не складно, а то и просто нелепо»…

- Как у Жеки! – говорит Сашка.

- А причём здесь я? – обиженно, сквозь дрёму, возражает Жека?

-  А кто мне ящерицу за спину положил, и нафига, спрашивается? – сердится Сашка.

- Саш, ну не сердись, я больше не буду, – просит прощение Жека, - Я пошутить хотел, а ты так сиганул, что я сам тогда чуть в штаны не наделал...

- Если вы перебивать будете, то сказки не получится, – говорит Мишка.

- Всё молчим, молчим, – нараспев произносит  Жека и снова и закрывает глаза.

Мишка, чуть помолчав, продолжает:

   «…Пойдёт мужичок помогать кузнецу подковы ковать, в ведро с водой подкову-то и обронит…

   Пойдёт помогать  столяру раму делать, да рама та не открывается, не закрывается…

   Пойдёт помогать пастуху коров пасти, да вся деревня потом три дня коров-то по лесу и собирает…

   Запряжёт лошадь на базар поехать, да так в санях летом на улицу и выезжает…

   Стали от его помощи люди отказываться, а потом и сторониться, а уж потом и вовсе здороваться перестали…..

   Была жена, да как-то к родителям погостить уехала, да уж назад и не вернулась.

   А детей у него и вовсе не было…

   Пошёл он как-то раз рыбу ловить, да удочки-то дома и забыл. Сидит на полянке возле реки, да такая на него тоска напала, что и не сказать.

   А тут птичка-невеличка села невдалеке от него, да так посвистывает, что мужичок диву даётся, да слова в её посвисте слышит:

- Чив-чив-чиво грустишь, мужичок?

- Да как тут не грустить! За что ни возьмусь – всё не ладно, да не складно выходит. Начал давеча дверь в порядок приводить, да и вовсе сломал её … И вот так всегда. И друзей у меня уж больше нет и товарищей…

- Чур-чур-чур не грустить. Брось-брось-брось печалиться. А посиди, да подумай, да делом займись, что по душе, к чему сердце лежит сызмальства.

- И что?

- Тем-тем-тем и займись!

   Птичка ещё пару раз чирикнула, да и улетела.

   А мужичок сидит да и думает:

- Странно всё! Вот уж и птиц он понимает, а с людьми общего языка не сладит. Да и дела-то у него своего вовсе нет, всё-то он чужими делами занимается…

   Белочка с ветки спустилась, да орешек ему в ноги и положила:

- Поешь орешек, мужичок, сил наберись, да за дело берись!

- За какое дело-то? – спрашивает мужичок.

- А за такое, что улыбку на твоём лице откроет, да радоваться заставит, - сказала, да на дерево снова скок, а там и скрылась в бору.

   Мимо лисичка бежала, да на край полянки возле мужичка и присела.

- А что хмурый такой, да в словах не свой?

- Да вот дела своего у меня нет, а с ним и счастье меня стороной обходит, а что делать – ума-то и не приложу?

- А что тебе любо – тем и займись! – улыбается лисичка, да глазами хитро поигрывает.

- Да было как-то любо мне из глины птичек, да зверьков лепить, да красками их расцвечивать. Да вот на смех меня тогда подняли, мол, не серьёзное дело – ни дров на двор, ни хлеба на стол…

- А ты что ж, из глины только зверушек, да птичек лепить можешь, или ещё что? – спросила так, да хвостом вильнув, в кустах-то и скрылась.

   «А и правда», подумал мужичок, - «Буду лепить, что получится, да душу себе тешить, да людей радовать, авось и дело получится!»

   И вспомнил он место, где когда-то глину брал, да пошёл, да набрал, да домой принёс».

- Это как мы с тобой глину искали? – спросил Сашка.

- Ну, можно и так, правда мы так и не нашли, - ответил Мишка.

- Саш, не перебивай, - просит Жека: - Миш, что там дальше, после лисички было?

Мишка, улыбнувшись, продолжает:

«…И вспомнил он как дед когда-то краски тёр, да цвета творил, да насобирал у себя в чуланчике пустых банок, да помыл их, да краски всякие создавать принялся. Да и получились у него краски, цветов ярких, невиданных. Удивился мужичок, порадовался – дело-то вроде как  спорится, да из рук-то и не валится.

   Взял он да печь заново и обмазал, да трубу почистил, да дров наколол, да затопил.

   Налепил свистулек диковинных, да в печь на обжиг и поставил, а потом раскрасил их в краски яркие, цвета необычные, что глаз радовали.

   А потом взял, да и смастерил себе гончарный станок, и ремень кожаный нашёлся для привода, и деревяшка большая да толстая на круг гончарный. Да ладно всё так получилось, да работает всё – крутится-вращается. Замесил глину, да и давай чашки-то мастерить, да в печь ставить, да красками оживлять, диковинные цветы рисовать…

   Смотрят на селе, а у мужичка летом-то печь топится – дым из трубы так и валит. Интересно сельчанам стало, что это их чудак – неумеха удумал, да и заглядывать они к нему стали. А там на полках разных рядами чаши стоят, размеров всяких, да красок ярких. Да детям свистульки, а бабам брелочки да украшения на кофты….

   Столяр ему в обмен на кувшин для вина дверь новую поставил, да так, что не скрипит, да людей скрипом не пугает.

   Плотник, за кринки под молоко с диковинными цветами-сказками, крылечко перебрал, да такое смастерил, что любо дорого стало, да гостей своей красотой созывало.

   Бабы-то деревенские за украшения яркие, да формы дивные, то молока, то яиц принесут, то хлеба испекут…

   А мальцам и свистульки в радость, они их то на рыбку, что словят на реке, то на грибы, что найдут в лесу, у мужичка выменивают…

   И пошла слава-то по округе о гончаре умелом, на фантазию-выдумку богатым, да руками ловкими. И потянулись к нему люди с деревень дальних, да городов больших.

  А мужичок утром встанет, на солнышко глянет, молочка свежего выпьет, да за гончарный круг-то и садится, да кувшины невиданной формы делает, да броши лепит. По лесу погуляет, да у деревьев и цветов разные разности примечает. На реку пойдёт, да с закатной воды цвета срисует. Вечёр сядет отдохнуть, да образы дивные у него уже к утру и готовы…

   Так жизнь и наладил, да в радости жить стал, да в заботах приятных, в новый день зовущих…

   Лежат ребята в шалаше, воздух пряный вдыхают. Тихо вокруг, только птицы изредка поют на полянке, что за большими соснами сзади шалаша. Слушают…

- А я красками люблю рисовать, сразу, не вычерчивая до этого карандашом, - говорит мечтательно Жека, закрыв глаза, лёжа на спине и сложив ногу на ногу: - Раз, после ремонта, у нас остался обойный лист, а я на его обороте кота нашего нарисовал, да в красный цвет и раскрасил. Кот лежал, свернувшись колечком, и грелся на солнышке. И солнце рыжее нарисовал, оно лучи к коту тянуло через окно… Других красок у меня не было… И на стенку у себя в комнате повесил.

   Тихо в шалаше, каждый из ребят нашёл место для себя, да там и прилёг.

- А мамка как-то пьяная к нам пришла и давай смеяться, мол, котов такого цвета не бывает. А я тогда взял и порвал его… А тётка потом, когда мать ушла, долго плакала, а поплакав, обещала мне краски с кисточками купить, и бумагу всякую для рисования красками, да вот пока не купила, - заканчивает свой рассказ Жека, так и не открыв при этом ни разу глаза…

 - А мне конструкторы нравятся, - после небольшой паузы начинает Мишка: - И чтобы гаечек всяких, болтиков в них было побольше, и деталей разных, чтобы машинки мастерить…

- А мне путешествовать, - подхватывает Сашка: - И чтоб дорога подлиннее, да петляла, да ветер в лицо. А за окном картинки менялись, леса там всякие… Поля… И на самолёте летать, чтобы далеко было видно... И облака…

  

 

   За шалашом величественные сосны слегка покачиваются своими прямыми стройными стволами, шумят высокими кронами на ветру – песню поют. В шалаше тихо, уютно. Пахнет душистой травой, сосновыми ветками и папоротником. Из окошечка свет падает на свежую подстилку, что щедро разбросана по всему шалашу, а местами свалена в кучи, и тихо скользит не совсем ровным прямоугольником, образуя разные фигурки из теней, касается двух берёзовых чурбанов. И дрёма приходит… Тихая, спокойная… Трое мальчишек, расположившихся уютно на мягкой подстилке, закрыв глаза, мечтают каждый о своём, заветном…

 

   

               ***

    

                                                Текст, оригинальное название

являются интеллектуальной собственностью

МИХАИЛА МОРОЗОВСКОГО

и

ЗАПРЕЩЕНЫ

к копированию, публикации, в СМИ и интернете,

любому другому использованию,

без согласия АВТОРА  

©Михаил Морозовский

 

 


Творческий сайт

Михаила Морозовского

существует на добровольные пожертвования

его посетителей (читателей).

Если Вам небезразлично

творчество АВТОРА,

ВЫ можете

 

ПОЖЕРТВОВАТЬ

НА ДАННЫЙ ПРОЕКТ

 

 любую доступную ВАМ

сумму…

Дата основания сайта

 24 октября, 2014 года.

КОНТАКТЫ

Телефон: 

сотовый: 8-962-032-5747

 

Адрес:

Ул. Сосновая 5/2

Лесничество,

Усть-Заостровка,

Омский р-он,

Омской области,

 Россия.

 

Вот здесь я и живу.

Добро пожаловать в гости...

 

страничка в 

МОЁМ МИРЕ

 

страничка в

ОДНОКЛАССНИКАХ

 

страничка

В КОНТАКТЕ

 

страничка на 

СТИХИ РУ

 

страничка на

ПРОЗА РУ

 

страничка на 

РАСФОКУС

 

страничка на

ЮТУБ (видео)

ОБНОВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

Начата публикация 4 тома ЗАРИСОВОК, 7 глава… Добро пожаловать на премьеру!..

География посетителей сайта.

ЛОГОТИП АВТОРА